Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Памяти Марины Левтовой: Рубиновые брызги на снегу.
 
27 апреля 1959 - 27 февраля 2000


Трогательная, изящная, застенчивая, утонченная… Наверное эти эпитеты возникают, когда вспоминается актриса Марина Левтова. Обладая зрелой мудростью, она умела сохранять юную хрупкость и чистоту… Она торопилась лететь по жизни, обожая скорость и азарт, опекая родных и помогая друзьям. Она очень боялась за близких и не заметила, что смерть кружила возле нее самой. Однажды именно скорость оказалась секундантом в ее поединке со смертью.

На крутом вираже.


Марина носилась на машине, как заправский гонщик, ездила с дочкой на роликах - просто "ходить" было для нее слишком медленным. Какой-то насмешкой судьбы прозвучало сообщение, что "актриса Марина Левтова погибла, катаясь на снегоходе".

Накануне произошло очень важное событие - в Доме кино состоялась премьера фильма Георгия Данелия "Фортуна", в котором главную роль сыграла дочь Марины Левтовой и Юрия Мороза - шестнадцатилетняя Дарья. Конечно, в центре внимания были и родители юной актрисы, их поздравляли, Марине подарили огромный букет желтых цветов. Говорят, это то ли к разлуке, то ли к несчастью…

На следующий день праздник продолжился на даче друзей, в поселке Раздоры. К вечеру хозяин дачи предложил гостям прокатиться на снегоходе. "Марина была против этой затеи, - вспоминает Юрий Мороз, - она словно предчувствовала, что может случиться беда. Но Даша загорелась желанием испробовать новомодное развлечение. Марина поехала только из-за нее, чтобы не отпускать дочку без присмотра". Даша устроилась за спиной матери, но в последний момент Марина пересадила ее вперед, на более безопасное место. Следом, на втором снегоходе поехала актерская пара Дмитрия Певцова и Ольги Дроздовой. Было уже темно, высокие деревья черными исполинами окружали легкомысленных гонщиков, а накануне выпавший свежий снег надежно прятал от глаз неровности дороги. В какой-то момент водитель снегохода не заметил под слоем снега глубокий овраг и, не справившись с управлением, нырнул вниз на большой скорости - снегоход перевернулся, пассажиры вылетели с сидений… в темноту, в неизвестность. Сам водитель и Даша отделались переломами и ушибами, а Марина сильно ударилась головой о дерево. Ехавший следом Певцов, чудом сумел затормозить, он и вызвал скорую помощь. Марину Левтову отвезли в Одинцовскую больницу, но спасти не смогли. Несколько дней, убитый горем Юрий Мороз был не в силах сообщить дочери о смерти матери: "Она все время спрашивала: "Где мама?", - а я врал, что мама в другой больнице, что ей должны сделать операцию. Психологи советовали подождать с печальным известием до выздоровления девочки, но я понимал, что так долго скрывать горе не смогу. И я сказал, тогда же, в день похорон - слава Богу, обошлось".

Обещал горы золотые.


Марина не любила зиму, предпочитала лето - маленькая и хрупкая она замерзала в холода, поэтому из всей одежды останавливала выбор на больших толстых свитерах, которая вязала сама: для себя, для мужа, для дочки - вся ее семья грелась в этих свитерах. Даже то, что она появилась на свет в заснеженном якутском поселке, не добавило ей морозоустойчивости. Во всем поселке врачей было двое: ее мать и отец - молодые специалисты, отрабатывающие государству свое бесплатное обучение. Не удивительно, что родилась Марина дома, прямо на руки отцу, который настолько перепугался, что даже не мог понять кто у него - дочь или сын. Скоро семья вернулась в родной Ленинград.

Профессия родителей с детства Марине казалась романтичной и очень важной, поэтому она мечтала тоже стать врачом, но планы изменились в одночасье. Одноклассницей Марины была Лена Цыплакова, она уже успела сняться в фильме "Не болит голова у дятла" у Динары Асановой, и когда режиссеру понадобились старшеклассники для картины "Ключ без права передачи", Лена показала фотографию подруги. Конечно, прикоснувшись к киноискусству, Марина поняла, что это и есть ее призвание. А дальше была поездка в Москву, поступление во ВГИК в мастерскую к Сергею Герасимову, съемки…

На втором курсе Герасимов пригласил Левтову в картину "Юность Петра", там она и познакомилась с будущим мужем Юрием Морозом. "Мы стояли на съемочной площадке - Митя Золотухин, Коля Еременко и я - три красавца в костюмах петровской эпохи, - вспоминает Мороз. - Вдруг видим, приехали девчонки с Герасимовского курса, прошли мимо нас. Еременко еще пошутил: "Вы куда? Мимо нас просто так девушки не ходят". Две усмехнулись, а одна что-то хлесткое бросила в ответ, да так, что даже плейбой Еременко поперхнулся. Это была Марина".

Очень скоро он в эту девочку влюбился и побегал за ней немало. Друзья шутили: "Тоже мне, роковую женщину нашел!". А его просто сводило с ума сочетание ее неженского ума и истинно женской хрупкости. А еще то, что он никак не может покорить эту худенькую девушку. "Как девушка умная, она понимала - ну артист, красивый мальчик. Что с артистом связываться? Она трезво, по-женски к этому относилась, поэтому всерьез меня не принимала. Пришлось идти на хитрый ход - действовать через ее отца: я напросился в гости на дачу Марининых родителей и мастерски прибил три доски, показал, что умею и руками что-то делать, а не только "лицом хлопотать". Авторитет родителей был завоеван. А потом… потом мы лежали в постели, извините, это было в гостинице в Питере, и я сказал: "Маня, давай поженимся". А она мне в ответ: "Золотые горы обещаешь?" - "Обещаю". - "В ногах валяешься?" - "Валяюсь". - "Ну, тогда я согласна".

В страхе за близких.


Дальше все происходило, как в сказке, правда сказка та была "советской студенческой": студенческая свадьба, на которой посаженными родителями были замечательные педагоги Герасимов и Макарова, потом комнатка в общежитии театра Ленкома, куда в то время пригласили на работу молодого мужа, рождение дочери… Удивительно, что дочка снялась в кино раньше, чем появилась на свет - первая, никому не заметная Дашина роль была в фильме "ТАСС уполномочен заявить…". Марина была на седьмом месяце беременности, бегала по съемочной площадке, прикрывая живот сумочкой. Потом, в возрасте девяти дней, она снялась у Динары Асановой в документальном фильме, где нужна была заставка - Мадонна с младенцем на руках. Мадонну сыграла Марина, младенца - Даша. Через пару месяцев был фильм "Милый, дорогой, любимый, единственный...", именно ее похищала героиня Ольги Машной. И, наконец, "Фортуна" Георгия Данелия! Родительские иллюзии на счет МГИМО или ИНЯЗа вмиг рассеялись, и все трое поняли, что теперь у них настоящая актерская семья. Что мешало Марине вести спокойную, размеренную жизнь: муж - популярный режиссер, дочка - юная, но уже успешная актриса? Живи и наслаждайся простым женским счастьем.

Тем более, что этого счастья у нее было хоть отбавляй. Марина и Юрий прожили вместе двадцать лет, и ни разу не сказали: "Хватит!", - ни разу не хлопнули дверью, не обрушили ни одного сервиза друг другу на голову, просто, когда ссорились, начинали говорить подчеркнуто вежливо и официозно - очень быстро холодноватая отчужденность становилась обоим в тягость, и ссора уходила в прошлое. Так уж получилось, что оба были убеждены, что семья - это единственно-возможная форма существования, это данность, которую надо беречь. "Кроме меня Марине никто не был нужен, я это знаю точно, - сказал Юрий Мороз, - Не потому, что я такой замечательный мужчина, просто в ней была этакая брезгливость ко всему чужому. Поэтому я понимал, что случись что - она не простит измены".

Но Марина боялась не измены, она боялась двух вещей: того, что жизнь проходит, кино в руинах, и ролей почти нет - страх, знакомый всем актрисам. И еще она боялась за близких, без причин и объяснений. Когда в Питере были живы ее мама и папа, она звонила туда каждый день - ей было необходимо знать постоянно, все ли у них в порядке. Когда родилась Даша, она стала бояться за нее - каждую минуту. Она не любила, когда Юра уезжал, даже ненадолго, на неделю или пару дней - ожидание превращалось для нее в муку. Она и сама не понимала, почему и не могла ничего объяснить. Возможно, она просто чувствовала, что происходящее вокруг очень непрочно и совсем не навсегда, что нужно беречь каждый день, каждую каплю счастья. Может быть, она чувствовала, только не понимала, не догадывалась, кто именно самый хрупкий из них троих: Дашка, Юра?.. Оказалось, она сама.

Все осталось, как прежде.


"За полмесяца до беды я пришел домой, - вспоминает Мороз, - а у Маши горят свечки, много свечек, по всей квартире. Я спрашиваю: "Маш, ты что?" - "Да так, злых духов изгоняю". Странно, она же никогда не ходила ни к каким гадалкам, да и верующим человеком я бы ее не назвал. Хотя в церковь по праздникам ходила. А когда с Дашкой летом ездила на съемки "Фортуны", то снялась в роли монашенки. Монашенки - они ведь Божьи невесты… Как это назвать, стечение обстоятельств или предупреждение?".

Наверное, были и другие предупреждения, только Марина их не замечала, в своем стремительном беге по жизни просто не успевала замечать. "Марина все время куда-то спешила, - рассказывает близкий друг актрисы Дмитрий Харатьян. - Она просто не могла передвигаться по жизни медленно: если на машине - то на предельной скорости, если на снегоходе - то обязательно с крутыми виражами". В одном фильме Левтова и на гоночном автомобиле сама ездила, отказавшись от дублера. Потому и не побоялась уже в темноте, по пересеченной местности ввязаться в гонки на снегоходах, стоившие ей жизни. Ей казалось в тот день, что фортуна улыбнется их семье. Что после успеха "Фортуны" дочка станет своей в киномире, что муж доснимет сериал "Каменская", который так долго пробивал, и что сбудутся ее собственные мечты. Может быть, и в тот злополучный овраг она летела с восторженным криком азарта...

Да, она была очень азартной, когда в Москве появились первые игровые автоматы, Марина могла играть часами - не ради выигрыша, а ради упоения, риска, ради игры с судьбой. "Она была душой любой компании, - продолжил свои воспоминания Харатьян, - Помню, как-то мы сидели с Мариной и Юрой Морозом у них на кухне, обсуждали какие-то последние дела. Вдруг Марина говорит: "Надо срочно что-то затеять, а то как-то скучно!" - тут же придумала создать актерский клуб. Позже из этой идеи появился клуб "Кино", который очень быстро стал популярным. В этом клубе все держалось на Маринином энтузиазме, на ее обаянии и неугасающей энергии. Она была удивительно неутомимой, любила играть с друзьями в пул, обожала кататься с дочерью на роликах, лихо скакала вместе со мной на лошадях. Мне даже кажется, что она просто уехала куда-то на съемки и вдруг позвонит и скажет: "Я вернулась и намерена сегодня тебя все-таки обскакать в галопе?" .

Когда Марины не стало, ее муж решил, что в доме все должно остаться без изменений, так, словно она не надолго уехала: все вещи на своих местах, все фотографии висят, даже Маринины платья остались висеть в шкафу: "Это очень трудно, все-время что-то напоминает о Маше. Назовите это игрой в поддавки, да, мы пытаемся отодвинуть действительность. Просто было три материка, три континента: Маша, Дашка и я. И вдруг один исчез - целый континент. Дело не в том, кто еду приготовит, кто рубашку погладит - это не проблема, а вот кто нам ее заменит? Никто. Мы сами должны попытаться ее как-то друг другу заменить..."

Жалко, ей было всего сорок лет, она вошла в очень хороший возраст. Возраст, который так не любят женщины - когда появляются первые морщинки, но именно эти морщинки добавляют особый шарм! Мужчины, которые были с ней близко знакомы, говорили, что в ней как раз только начал появляться шарм молодой женщины, когда вино настоялось и появляется букет. Рубиновые брызги на холодном снегу!.. Жалко, никому больше не отведать этого вина. Безумно жалко…

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
27 февраля 2003 года



 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста