Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Смертельный вирус по почте.
 
Светлана не помнила, как вернулась домой из женской консультации. Мысли путались, а сознание готово было вот-вот покинуть ее. Какое предательство, какой немыслимый цинизм! Светлана и Игорь поженились всего полгода назад, Света ждала ребенка, а Игорь лишь только на руках ее не носил, да и то из осторожности - не уронить и не ушибить бы свое золотко: сам стирал, сам готовил и по магазинам бегал сам - не муж, а сокровище, шагу шагнуть не давал без ласкового слова или нежного поцелуя. И вот теперь Света узнала такое!.. - анализ крови на ВИЧ-инфекцию дал положительный результат: Как он мог называть ее единственной, а сам: да еще с кем, с какой-нибудь грязной девкой: Света ждала мужа и собирала его вещи - жить в одном доме с человеком, который погубил ее и ее будущего ребенка она не могла. Но когда в замке входной двери шаркнул ключ Игоря вместо слов презрения из женщины полились слезы.

"Ты мне веришь? - Игорь стоял на коленях и целовал колени жены, - Может быть это ошибка, а если нет, мы найдем виноватых". Уже засыпая в объятиях мужа, Света вспомнила, как полгода назад, выгребая из почтового ящика кипу поздравительных открыток, она больно укололась - глядя на капельку крови, стекающую по пальцу, девушка не придала внимания тому, что на пол упала грязная иголка от шприца:

Отверженная.


Первый раз Ирка попробовала наркотики в седьмом классе. Сначала с пацанами покуривала "травку", потом этого показалось мало, и вот уже год, как она прочно подсела на героин. Родители на Иру давно махнули рукой: папаша крутил свой бизнес, мамаша занималась только собой, дочери выдавали недельную порцию "бабок", никогда не интересуясь, на что она их тратит. В последнее время в судьбе Ирины наметились крутые перемены - в ее никчемной 16-летней жизни появился мужчина. Ничего, что он "отмотал" семь лет на зоне за вооруженное ограбление, зато он "крутой пацан", знает, что хочет в жизни и очень сильно понравился Ирке. Вот только одно условие он поставил своей подруге - завязать с наркотой. Впервые за последние годы Ира задумалась о будущем, о том, что кроме наркотиков в жизни полно других радостей. Реально понимая, что "слезть с иглы" сама она не сможет, Ирина попыталась найти клинику - благо, оплатить это недешевое лечение ее предки были в состоянии. Но здесь ее подстерегало крушение всех ее благих планов - анализы показали, что девушка - носитель ВИЧ-инфекции и, как ей объяснил врач, ни одна, уважающая себя, частная клиника, не рискнет поместить в своих стенах больного СПИДом. Надежда только на государственные учреждения, но переживать ломку, привязанной кожаными ремнями к жесткой койке Ира не была готова, да и туго она представляла, как придет в больницу и заявит: "Здрасьте, у меня СПИД, вы будете меня лечить от наркомании?"

Ирка отрешенно бродила по городу, никчемная личность, ни кому не нужная, выброшенная из общества, а теперь еще и безнадежно больная - смертница. "Ха! Ее крутой дружок теперь, наверное, тоже заражен: Ну и пусть, так ему и надо, слишком много гонора, пусть теперь помучается". Ирка свернула в свой старый дворик, таких темных проходных двориков в ее родном Питере много: в детстве здесь было очень удобно играть в казаки-разбойники, а сейчас тусоваться с друзьями. Компания таких же подростков-наркоманов стекалась в этот дворик каждый вечер, оккупируя детскую площадку. С ними Ирке было хорошо, у них все было общее: общие интересы - где достать очередную дозу, общие удовольствия - недолгое, но райское блаженство, а иногда и общий, пущенный по кругу шприц: А значит, и общая, неизбежная смерть.

Новый Мессия.


Сообщение о том, что у Ирки СПИД компания восприняла, как должное. "Какая разница, все равно все подохнем: от передозы или от СПИДа - не все ли равно? Нам бояться нечего - пусть нас боятся". "А это же здорово, - перебила тощего Митьку Ирина, она уже распустила на руке резиновый шнур и теперь в блаженстве откинулась на ступеньках детской лесенки, - я больше всех, я страшнее всех, я летаю над городом, как Дракула и всех кусаю-кусаю-кусаю:.". Ирка разразилась диким хохотом, Митька смотрел на нее, не отрывая взгляда, его помутившийся рассудок цеплялся за какую-то мысль, но никак не мог ее поймать: Боковым зрением Митька увидел ежика, еще одного, ежики кольцом окружали тощего Митьку, поворачивая к нему свои колючие попки, нет не попки: кажется, это вовсе не ежики, это Иркин шприц валяется, остатки зелья вперемешку с ее заразной кровью уже успели подсохнуть на кончике иголки - кольни кого-нибудь в толпе этой иголкой, и он пополнит ряды СПИДоносцев: Вот она, эта чудовищная, но вселенски масштабная мысль, которую никак не мог поймать Митька, теперь бы выйти из кайфа и донести ее до всех. "Я Властитель Мира, я Мессия!", - сквозь судороги и нечеловеческий оскал на лице тощего подростка явно проступала демоническая ухмылка:

Почтальоны смерти.


На следующий день Митька прибежал на точку первым, он не торопился уколоться, хотя его уже изрядно ломало, но осознание собственного величия придавало силы. Постепенно стали подтягиваться и остальные. "Хватит быть изгоями, хватит прятаться по подвалам, пришло время нашей власти над миром, - на бледном Митькином лице выделялись только темные провалы глаз, но эти глаза прожигали каждого, - мы будем мстить каждому, наше оружие - наша кровь. Если использованные шприцы не выкидывать, а разбросать хотя бы в почтовые ящики, или в детские песочницы, или между сиденьями в метро, скольких можно заразить, ведь достаточно только уколоться! Пусть дохнут вместе с нами, ублюдки!".

С этого дня у компании подростков-наркоманов появился смысл в их маленькой, догорающей жизни. Каждую ночь, едва освободившись от наркотического кайфа, шайка мстителей собирала использованные, насквозь пропитанные инфицированной кровью иголки и разбредалась по старым Питерским домам. Почтовые ящики старались выбирать те, где много газет - значит, жадный до прессы хозяин поутру вместе со свежими новостями принесет в дом смертоносную иголку.

Первые три недели подростков забавляла их мстительная миссия, они даже отмечали на карте "отработанные районы Санкт-Петербурга", но со временем их стало раздражать, что никак нельзя увидеть результат своих стараний. Не проследишь же за хозяином почтового ящика, укололся он или нет. Митька все чаще подумывал о глобальной акции возмездия. "В воскресенье - праздник фонтанов, весь город будет навеселе. Пора выйти в народ. Берите шприцы и колите всех подряд - бояться нечего, нас даже посадить не могут, вдруг мы перекусаем всех заключенных, - Митька усмехнулся, - и еще: день обещает быть жарким, на пляже у Петропавловки, как обычно, соберется куча отдыхающих, все босые и раздетые - вот уж бескрайнее поле для возмездия. Накануне ночью рассыпем по песку побольше грязных иголок - кто-то назагорается до смерти!".

Праздник фонтанов.


"Мама-мама, бо-бо", - малышка, еще минуту назад увлеченно лепившая песочные куличики, громко плакала и тянула к маме окровавленную ладошку. "Наверное, стекло", - подумала женщина, Нева часто выносила на берег всякий мусор, в том числе и осколки от бутылок. Мать подхватила дочку на руки и решила постелить на песок полотенце - пусть уж лучше на подстилке играет, и вдруг замерла от ужаса: на том месте, где только что возилась ее дочурка валялись несколько грязных, заржавленных иголок. Женщина почувствовала, как ее пятку пронзила острая боль, поджав ногу, она увидела еще одну иглу, вонзившуюся в ступню, оглядевшись по сторонам, она обнаружила, что иглы валяются повсюду:

Наряд милиции, приехавший по вызову на пляж Заячьего острова, срочно оцепил побережье. Еще не понимая, в чем дело, работники правопорядка тем не менее догадывались, что сами собой иголки не могли появиться в излюбленной Питерцами зоне отдыха, что это террористическая акция, а значит иглы несут смертельную опасность. Собранные улики были срочно отправлены на экспертизу, которая подтвердила страшную догадку: иглы заражены СПИДом. Сколько же людей получили смертельную болезнь, невинно загорая на пляже?

К вечеру в отделение милиции Петроградской стороны стали приводить задержанных подростков, которые во время молодежного концерта во дворце спорта "Юбилейный" протискивались в толпу танцующих и пытались их уколоть, спрятанными в рукавах шприцами. Двух таких "мстителей" схватили за руку сами жертвы, еще четверых - выловил срочно прибывший наряд милиции. Ирку сдали ее же подельники, с дерзкой ухмылкой она красноречиво рассказывала оперативникам о том, как и за что она мстит, о том, что умирая, хочет забрать с собой как можно больше равнодушных и правильных мерзавцев, которые объявили ее изгоем. Ирка была уверена, что ее не могут посадить - для больных СПИДом еще не построили отдельных тюрем, так говорил Митька: Сам же Митька исчез, до сих пор место его нахождения не известно. Может, он решил объявить себя Миссией в другом городе?..

Справка "Декамерона":


В городе Санкт-Петербург разоблачена группировка наркоманов-мстителей, в течение трех месяцев терроризирующая город своими "карательными акциями". Мстители разбрасывали зараженные иглы в почтовые ящики, кололи попутчиков в толкучке метро. В настоящий момент следствие по делу продолжается. По закону, преступникам, занимающимся сознательным заражением людей вирусом СПИД в массовых масштабах может грозить заключение до пятнадцати лет строгого режима: в общих камерах с остальными заключенными. А это значит, что ни один из виновных не доживет до свободы.

Подготовили Екатерина РОМАНЕНКОВА и Татьяна АЛЕКСЕЕВА


 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста