Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Андрей Леонов: Винни Пух во втором поколении.
 
Актерские династии - это извечный повод для споров и сомнений, для сравнения и критики, для зависти и осуждения. Тем более, когда основатель династии - любимец зрителей, своеобразная икона отечественной комедии, тот, кто и через сто лет будет 'живее всех живых': Особенно, если продолжатель династии так похож на своего отца, да еще и играет на сцене, которая помнит поступь его именитого предка - Великого Евгения Леонова.

По протекции Блока


Судьба Андрея Леонова совсем не похожа на судьбу его отца, еще бы, ЕвГений Павлович родился в непростое довоенное время. И, несмотря на то, что лицедейство притягивало его с детства, дорога на сцену была непростой. В 14 лет он уже стоял у станка и осваивал профессию токаря - шла война, и, подчиняясь поговорке 'Когда говорят пушки - муза молчит', мальчишка 'давал план' наряду с взрослыми. Однако, свою мечту стать артистом Евгений не оставил и однажды, выпросив у брата пиджак, он пришел на экзамен в Московскую театральную студию. Серый неотесанный парнишка в нелепом пиджаке со смешной, курносой физиономией проникновенно читал Блока, и убедил комиссию в своем таланте.

Но до славы было еще очень далеко, много лет Евгений Леонов выходил на сцену со словами: 'Кушать подано', - и подрабатывал, снимаясь в массовках кино. Природная скромность и застенчивость мешала Леонову не только в творчестве, но и в личной жизни. Ему не хватало смелости познакомиться с девушкой, ну а если понравившаяся девушка вела себя высокомерно и холодно, это расстраивало Евгения до слез. Настоящую любовь артист встретил, когда ему было уже 31 год. 'Театр имени Станиславского, где в то время работал мой отец, - рассказывает Андрей Леонов, - приехал на гастроли в Свердловск. Папа с друзьями отправились прогуляться по городу и познакомились со студентками музыкально-педагогического училища. У одной из девушек было необычно редкое и красивое имя Ванда. В общем, в конце прогулки у отца хватило смелости пригласить ее на спектакль. После спектакля они гуляли по ночному городу. Отец читал маме своего любимого Блока, Есенина, и покорил ее сердце за те три дня, пока театр был на гастролях в городе. Через некоторое время отец сделал ей предложение руки и сердца. Однако ее родители были против брака с актером, но моя мама уже тогда проявила свой твердый характер, и уехала в Москву'.

Тигр остался доволен


Вскоре в семье Леоновых родился сын Андрей. В этот счастливый момент Евгений находился на съемках фильма 'Полосатый рейс' в Ленинграде. 'Я первым из актеров показал свой мощный зад советскому народу, - говорил в одном из интервью Евгений Павлович, - Сцена, где мой горе-укротитель убегает от тигра, выскочив из ванной, вызвала много нареканий со стороны министра культуры'. Именно перед съемками этой сцены Евгению Леонову сообщили о том, что у него родился сын. Он так обрадовался, что расцеловал тигра, а тот на него смотрел с непониманием: 'Съесть, что ли? Или он не в себе?'. Фильм 'Полосатый рейс' принес Леонову фантастическую славу, предложения о съемках посыпались наперебой, за актером закрепилось амплуа комика. Леонов веселил зрителей, а в жизни был задумчивым. 'Его очень легко можно было обидеть, какой-то невинной фразой, действием, - вспоминает сын Евгения Леонова Андрей, - Я навсегда запомнил один случай. Отец часто уезжал на гастроли, а я оставался дома с мамой. Помню, как мы ждали его возвращения. Даже, если он должен был приехать к ночи, меня не отправляли спать, а позволяли играть допоздна. Однажды я так заигрался со своими машинами, что когда вошел в комнату отец, я лишь кивнул в его сторону: 'Привет, па!', - и снова переключился на игру. Отец как-то сразу посерьезнел, ссутулился, положил какие-то свертки, мол: 'Это тебе, сынок', - и ушел на кухню. Я только потом понял: он огорчился, что я не обрадовался его приезду, он считал себя виноватым, в том, что мало уделяет мне времени. На самом деле я хорошо помню, как мы с отцом ходили на базар. Папа накупал целые сумки разных вкусностей, а мама его за это ругала: 'Куда столько?'. На что отец мудро заявлял: 'Не пропадет, позовем гостей!'. Он очень любил, когда в доме много друзей, был хлебосольным хозяином, да и сам любил поесть. Это я от него унаследовал'.

А еще Евгений Павлович любил повторять: 'Ты можешь подвести лошадь к водопою, но пить она должна сама'. Поэтому он никогда не проталкивал сына в актерскую профессию. 'Отец не таскал меня по закулисью, видел, что меня больше влечет к технике. Да и учился я не важно. Однажды папу вызвали в школу и отчитали за мои двойки, сказали, что я балбес и ничего, кроме шофера из меня не выйдет. Папа краснел, бледнел: А потом подытожил: 'Собирайся, отведу тебя в лес, сдам в интернат'. И вот мы с вещичками спускаемся по лестнице, у обоих коленки дрожат. В общем, хватило его 'сурового' характера только до первого этажа, таким уж он был мягким. Мама мне и подзатыльники давала и в угол ставила, а отец не мог, только защищал всегда'.

Заступник в изгнании


Защитником Евгений Павлович был не только для родных, но и для коллег. В театре Станиславского, где он отработал более двадцати лет, он был секретарем партбюро театра. Возникли какие-то 'терки' по поводу увольнения Евгения Урбанского. Леонов долго приводил доводы в поддержку товарища, а когда понял, что его просто не слышат, бросил пиджак на пол, стал по нему топать и кричать. И ведь отстоял друга. Однако постоять за себя актер не мог: и когда за его спиной в театре начались интриги, и когда его бывшие друзья пришли к директору и заявили: 'Зачем нам Леонов, у нас, что других артистов мало?'. Ему пришлось уйти в театр Маяковского, но и там не обошлось без зависти и склок. На телеэкране появилась реклама рыбы нототении, которую обаятельно подавал любимец публики Евгений Леонов. Режиссер театра собрал труппу и пустил по кругу шапку со словами: 'Скинемся, чтобы артист не пробавлялся нототенией, а то костлявая рука голода совсем задушила Евгения Павловича'. Такого гордый актер простить не мог и перешел к Марку Захарову.

Закулисные неурядицы сполна компенсировались народной любовью. Однажды накануне Нового года прошел фильм 'О бедном гусаре замолвите слово', там у Леонова трагикомичная роль, героя убивают. Приходит письмо из Ленинграда: 'Доложите своему начальству, что оно испортило застолье всему советскому народу. Как оно могло в такой день направить ружье на нашего любимого актера?!'. Поклонники видели в Леонове комика. А он и сам любил комедию и часто повторял: 'Интересную драму я предпочту плохой комедии. Но хорошей комедии буду верен всю жизнь'. Старые добрые комедии по вкусу и Андрею, сыну ЕвГения Павловича: 'Если бы машина времени занесла меня на место моего отца, я бы с удовольствием сыграл в фильмах Данелия 'Не горюй', 'Афоня'. Да и характерный Сарафанов из 'Старшего сына' мне тоже интересен'.

Оставил сына в сугробе


Как говорится, от судьбы не уйдешь, однажды, заглянув к отцу в театр и посмотрев спектакль 'Легенда о Тиле', Андрей решил, что просто обязан сыграть в этой постановке. Наследственное упрямство - от папы и решительность - от мамы, помогли ему закончить театральное училище и стать актером одиозного театра Ленком. Ну а потом в Андрее снова 'заговорила' спонтанность мамы, и он решил : сходить в армию. 'Впервые, отец стал меня отговаривать, он был категорически против моего решения, но я настоял на своем. Кстати, я не жалею об этом. Армия мне дала многое, я почувствовал себя самостоятельным. Когда все время живешь в семье, тем более в хорошей семье, где о тебе заботятся, растят в тепличных условиях, стать самостоятельной личностью можно только, если окажешься вдали от дома, от родных. Я служил в танковых войсках, представляете, каким бравым воякой я пришел! И сразу привел в дом свою будущую жену'. Да, в амурном вопросе Андрей пошел не в папу. Он просто сказал родителям, что Алехандра, так таинственно звали его избранницу, Чилийскую студентку, с трудом изъяснявшуюся по-русски, будет жить с ним. Родители впали в шок, а Евгений Павлович никак не мог запомнить имя своей снохи, и стал называть ее по-своему, Сашей.

Скоро у молодых родился сын, которого назвали в честь деда Женей. 'Мы стали жить отдельно от родителей, - рассказывает Андрей. - Вот тут во мне проснулся не понятно от кого унаследованный, мужской деспотизм. Мне вдруг захотелось, чтобы жена успевала и обед готовить, и убирать, и за сыном смотреть. Почему-то мои родители сразу встали на сторону Алехандры, мол, она здесь одна, у нее кроме тебя никого нет, а ты ведешь себя, как свинья. Отец боготворил внука, просто трясся над ним. Иногда мы попросим его погулять с малышом. Папа все-время шутил: 'А вы не боитесь, что я его потеряю?' Дело в том, что когда мне было года три, папа катал меня на санках, и задумался. Идет себе, мечтает, вдруг его догоняет прохожий и говорит: 'Слушай, мужик, а ты ничего не потерял?'. Отец оборачивается, в санках никого, а я сижу в сугробе, метрах в пятидесяти сзади. Об этом случае отец частенько вспоминал, когда собирался на прогулку с внуком, выйдет во двор с коляской, походит чуть-чуть и нас на помощь зовет: 'Я боюсь, вдруг сосулька с крыши упадет, или машина из-за угла поедет, а я не успею защитить свое золотко'. Отец уже неважно себя чувствовал'.

На сцене дрожат коленки


Если в семейном дебюте Андрей был весьма решительным, то творческая премьера далась ему куда сложнее. Андрей играл небольшую роль помощника охотника в фильме 'Обыкновенное чудо', где Евгений Павлович очень трогательно изображал деспотичного короля. 'На съемках собрался такой актерский 'букет'! Янковский, Абдулов, Миронов: - и все пытались меня учить. А меня от страха заклинило, я даже не мог сесть за стойку бара - коленки не гнулись. Папа мне говорит: 'Ты ноги-то расслабь, они сами согнуться'. Позже, когда я уже работал в театре, перед выходом на сцену меня от страха немного поташнивало от волнения. Помню, только начал играть Керубино в 'Женитьбе Фигаро', стою за кулисами, мучаюсь, подходит отец: 'А почему ты считаешь, что Керубино не может бояться до тошноты?' А в одном из спектаклей мы с отцом играли дуэтом: он сидел, я подошел к нему, присел, положил голову ему на колени и замер, язык просто онемел. Отец выждал паузу, понял, что я молчу от страха и тихо так мне на ухо: 'Сынок, а ты говорить-то будешь?'. Конечно, для недоброжелателей такие промахи хороший повод для пересуд, до сих пор Андрей слышит язвительную фразу: 'Ну-у, до отца тебе еще далеко', - и очень обижается. Критика не по делу надолго его выводит из колеи, в такой момент он, как и отец может все бросить и уйти - ранимость досталась ему по наследству.

Тогда, играя с отцом на одной сцене, Андрей не знал, что трагедия уже не за горами. Во время гастролей в Германии летом 1988 года надорванное сердце Евгения Павловича не выдержало и остановилось. Германские врачи чудом вернули артиста буквально с того света. Прошло всего четыре месяца, а Леонов уже репетировал спектакль 'Поминальная молитва' - он просто не умел болеть. Роковое совпадение: именно этот спектакль через пять лет отменят в связи со смертью Евгения Павловича, но ни один из пришедших зрителей не сдаст в кассу билеты, а будут долго стоять у театра с зажженными свечами.

Вспоминает сын: 'Тот день был тяжелым. Я заехал за мамой, мы собирались на рынок. Отец в такое время обычно уже вставал, а тут он лежал и только попросил: 'Купите мне чего-нибудь вкусненького'. После рынка я завез маму домой и уехал, собирался подъехать к вечеру, отвести отца в театр. Мама потом рассказывала, что отец был очень раздражительным и даже сердитым, отказался от завтрака, жаловался, что не может взять себя в руки. Потом стал собираться в театр. Надел рубашку, стал переодевать брюки - театральный костюм был у него дома - и вдруг, пошатнулся и упал. В одну секунду его не стало'.

После смерти отца, Андрей понял, что теперь задача сохранять в семье родство душ ложится на его плечи. Подрастает его сын Евгений Леонов-младший, он мечтает быть артистом, а недавно лукаво поинтересовался: 'Интересно, когда я вырасту, Марк Анатольевич Захаров еще будет главным режиссером Ленкома?'. Династия продолжается:

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
апрель 2002 года
 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста