Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Соло на двоих - Олейников-Стоянов: Городок
 
Эта Питерская парочка поражает своим постоянством - уже больше десяти лет они вместе: Нет, вы неверно истолковали наши слова - вместе на телеэкране, в своем маленьком 'Городке'. Несмотря на то, что Илья Олейников и Юрий Стоянов совершенно разные люди, их очень многое связывает.

Половником по темечку вместо гонорара.


Все началось 10 июля 1947 года, когда в городе Кишиневе на свет появился Илья Олейников. Ой, нет, когда Илюша родился у него была совсем другая фамилия - Клявер, это его девичья фамилия, точнее мальчишечья, Олейниковым он стал, когда женился. Вот такая метаморфоза! Неудивительно, что этот человек стал артистом. Да и родители, видимо чувствуя, что из сына ничего путного не выйдет, старательно подталкивали его к искусству: нанимали педагогов по скрипке, аккордеону, с утра до вечера кормили мальчика записями мелодий из индийских фильмов, а также ариями из всевозможных опер и оперетт... С большим теплом и долей 'городошного' юмора вспоминает Олейников своего отца: 'Я думаю, что авантюрная жилка мне досталась от отца - папе всегда везло, он прошел всю войну без единой царапины, притом, что никогда не прятался в окопах. Да и как спрятаться при его двухметровом росте и воинственно-петушином нраве? Отец всегда был несдержан на язык, на что его брат Абраша не переставал ворчать: 'Лева, ты сядешь, Лева. Или я не Абраша, или ты сядешь, чтоб мне не встать с этого места'. И папу взяли'.

Илья закончил эстрадно-цирковое училище и до встречи с Юрием Стояновым 'хохмил' на эстраде. Однажды Илья воспользовался профессиональными навыками и пошутил над женой. Он не любит вспоминать о том случае, но тем не менее: 'Году в 75-м я выступал в Ленинградской высшей школе милиции, после концерта был банкет, конечно все 'нарезались', я пригласил капитана и майора из Москвы домой, и перед самым подъездом меня осеняет: 'Ребята, давайте мою жену разыграем!' Подходим к двери, звоним: 'Откройте, Московский уголовный розыск!'. Жена открывает. Те ей предъявляют свои 'корочки' и строго спрашивают: 'Илья Львович здесь живет?' 'Да...' - лепечет перепуганная супруга. 'Это ему принадлежит?' - предъявляют мою авоську, а в ней - восемь бутылок портвейна. 'Ему... Объясните, что случилось?!' - 'Пройдемте в дом. Мы должны у вас, гражданка, провести обыск!'. Жена в панике кричит: 'Где мой муж, что с ним?' И тут я 'вплываю: 'Ирочка, мы пошутили'. Жена схватила громадный половник и ка-а-ак засветит мне в темечко! Больше желания пошутить у меня не возникало'.

В годы эстрадной юности, как любому гастролеру Олейникову 'ничто человеческое не было чуждо'. Особую страсть он питал к портвейну, причем качество напитка определялось ни маркой а понятием: льется или не льется. Однажды на гастролях в Киргизии артист чересчур увлекся дегустацией своего любимого напитка, и в результате начал икать. Проходит день - он икает, ночь - он не успокаивается, еще день пролетел, дело к вечеру, скоро концерт - икота не унимается. Олейников в ужасе - как выходить на сцену? Однако только раскрылся занавес - прилипчивая напасть тут же отпустила. Артист отработал программу, ушел со сцены и: 'Ик', - икота возобновилась вновь.

Со страстью к женщинам тоже произошел небольшой конфуз. Артист пребывал на гастролях в Минске, перед концертом позвонила жена из Ленинграда, они поговорили, и Олейников уехал на выступление. Возвращается к ночи в номер, а к двери прикреплена записка: 'Я была на вашем концерте, вы мне очень понравились, жду вас в таком-то номере'. Воодушевленный теплыми словами и перспективой бурной ночи, Олейников помчался в буфет, купил 'малый джентльменский набор' - бутылку вина и коробку конфет и отправился на свидание. Постучал, распахнул дверь и: увидел собственную жену. 'Более глупого выражения лица у меня никогда не было и не будет, наверное, за всю оставшуюся жизнь...', - признался артист. Оказалось, что жена звонила из аэропорта.

То ли Тоби, то ли Роби.


В то время, когда Илюша отмечал свое десятилетие и, возможно уже поедал десерт - традиционный для южного праздничного стола торт 'Наполеон' с компотом, в Одесском роддоме громогласно орал, пробиваясь на белый свет второй житель 'Городка' Юрий Стоянов. Он тоже родился 10 июля, но в 1957 году. Шутить начал еще в детстве, однажды, в десятом классе он сорвал занятия. Был месяц май, стояла страшная жара, учиться не хотелось. Юрий раздобыл ключи от радиоузла и голосом директора объявил на всю школу: 'Занятия во всех классах с шестого по десятый отменяются! Всем учащимся нужно организованно прибыть на пляж десятой станции Большого фонтана, где учитель истории проведет открытый урок под названием: 'История Большого фонтана'. 'Когда я увидел во дворе сотни людей, строящихся в колонны, - вспоминает Стоянов, - мне стало плохо... Последствия были ужасные! Самое страшное заключалось в том, что мою мать не было нужды вызывать в школу, она там работала... заместителем директора по воспитательной части'.

Отец Юрия Стоянова, как говорят в Одессе 'работал в органах', то есть был гинекологом. К слову, принимая своего первого внука, дедушка от волнения грохнулся в обморок. Илья с гордостью вспоминает отца: 'Папа был одним из самых известных в городе врачей. Когда всем его коллегам стало ясно, что он уходит - врачи не говорят 'умирает', то его кабинет в родильном доме ? 7 был переоборудован под палату. Он уходил из жизни в том доме, где стольким помог появиться на этот свет. Я постоянно был рядом с ним, спал на полу. За неделю до его смерти мне пришлось улететь на несколько дней в Питер, мы как раз снимали один из первых 'Городков'. Когда я вернулся, отец успел сказать только две фразы: 'Зачем ты прилетел? А как же там твое телевидение?'. Его последние слова очень много для меня значат... Но у меня так и не получается сыграть смешного врача. Что-то мешает'.

Юрий закончил театральный институт и был принят в самый престижный театр Ленинграда - Большой драматический. 17 лет в этом театре актер вспоминает без особого энтузиазма: 'Я был человеком, про которого в программке пишут: ': и другие'. В одном спектакле были два героя - Тоби и Роби. Одного играл Матвеев, другого - я. Ни мы сами, ни даже режиссер не знали, кто Тоби, а кто Роби. У них не было текста, поэтому какая разница - кто Тоби, кто Роби. А это была моя роль... Я сейчас с ужасом думаю: не дай Бог моя карьера в БДТ состоялась бы и там работал бы до сих пор - мое актерское тщеславие конечно бы ликовало, но был бы я доволен? Я уже тогда понимал, что я человек телевизионный.

Ради друга не сбрею усы.


С 91-го года Стоянов работал режиссером-постановщиком популярной программы Кирилла Набутова 'Адамово яблоко'. В этом яблочке и завелись первые идеи будущего 'Городка'.

Но сначала должна была произойти историческая встреча. И она произошла - на концерте в Доме журналистов, где Юрий пел авторские песни под гитару, а Илья работал эстрадный номер. Короткое общение в общей гримерке запомнилось обоим, а продолжилось лишь через полтора года на съемках фильма 'Анекдоты': Олейников играл там Максима Горького без единой реплики, а Стоянов Александра I и произносил одну фразу: 'Пошел вон, дурак'. На этот день пришлось два очень важных события. Рассказывает очевидец и непосредственный участник Илья Олейников: 'По случаю своего дня рождения я приволок в парк, где проходили съемки, сумку с водкой. Вдруг вижу, из-за кустов выходит Стоянов, тоже с сумкой, и в ней - водка. Так мы узнали, что наши дни рождения совпадают'. Первое время, когда 'Городошники' только начали работать вместе и переживали 'бурный творческий роман' Дни рождения они отмечали вместе - не выходя из производственного процесса, но со временем эта традиция забылась, теперь артисты даже стараются разъехаться в разные города, чтобы отдохнуть друг от друга.
Но вернемся в тот момент, когда закладывался первый кирпичик 'Городка'. После совместного распития спиртных напитков в парке, Стоянов и Олейников теперь уже вместе работали в программе 'Адамово яблоко' - там появилась рубрика 'Анекдоты от Адама до наших дней'. Прошло три года прежде чем эта рубрика превратилась в самостоятельную программу - 1993 год можно считать годом сдачи 'Городка' в эксплуатацию.

Считается, что в любом дуэте должно быть разделение ролей: белый и рыжий клоуны, добрый и злой следователь, солист и подпевала. Сами 'городошники' утверждают: 'У нас нет такого, чтобы один пытался выделиться на фоне другого, отобрать у него все самое смешное, а другому оставить объедки. Наоборот, мы стараемся лучшее отдать партнеру. У нас не бывает споров: кому что играть - у кого лучше получается, тот и берется за роль'. Однако наблюдательный зритель заметит, что все женские роли достаются Игорю Стоянову. 'У него планида такая, - оправдывается Олейников, - После каждой передачи он ругается матом и грозится, что это в последний раз. Но не буду же я играть усатую женщину. А усы я сбрить не могу, даже ради друга'.

Когда две творческих личности столько лет вместе, к тому же занимаются одним делом обязательно возникает масса причин переругаться вдрызг, а еще лучше - набить друг другу морду. Однако у артистов есть свои секреты, чтобы сохранить лицо и настроение: 'У нас с Юрой много общего и много разного. Самое главное - он потрясающий партнер и удивительно добрый человек. Мы оба по темпераменту холерики - взрывные, нервные, легко возбудимые. Но отходчивые'. 'У Ильи есть одно качество: стопроцентная преданность делу пары. Почти, как делу партии. Поэтому наши отношения - крепкое здание, склеенное взаимным уважением, любовью и выгодой: нам выгодно быть вместе, и по-человечески, и профессионально'. 'Да, но несмотря на это мы ссоримся довольно часто, надо же погонять адреналинчик. Все равно усталость друг от друга копится, потом сам собой возникает повод и прорвало: наорешься, как ненормальный и сразу отпускает. Зато после очередного конфликта наступает такое облегчение, как после оргазма!

О планах на будущее 'Городошники' не говорят, они уверены, что идея следующей программы рождается только, когда сдается на эфир программа предыдущая. Но абсолютно уверены, что второй такой пары в нашей стране нет 'Мы можем быть не самыми лучшими артистами по одиночке, но в паре нам нет равных'.

Разве с этим поспоришь, когда даже 'братва' обращается к артистам с просьбой дать автограф: 'Напиши вот здесь, на сто долларовой купюре: 'Братану Васе от Юрика и Илюши'.

Маленькое досье:


Олейников Илья Львович

Родился 10 июля 1947 года в Кишиневе.
Женат, имеет сына Дениса Клявер, солиста группы 'Чай вдвоем'.
В 1969 году закончил Цирковое училище в Москве.
С 1973 по 1990 год работал в Ленконцерте.
С 1993 года - один из создателей программы 'Городок'.
Написал книгу 'Жизнь как песТня', и первую половину книги 'До встречи в 'Городке'.

Стоянов Юрий Николаевич

Родился 10 июля 1957 года в г. Одессе.
Был дважды женат, имеет двух сыновей от первого брака, оба журналисты-телевизионщики.
В 1978 году закончил Государственный институт театра и сцены им. Луначарского и получил приглашение в БДТ им. Товстоногова, где по 1995 год работал артистом.
Параллельно с 1991 по 1993 год работал на Ленинградском телевидении в качестве режиссера и ведущего программ.
С 1993 года - режиссер-постановщик, автор и ведущий программы 'Городок'.
Написал вторую половину книги 'До встречи в 'Городке'

'Городок'

с 1993 г и по сей момент выходит на канале РТР
за период с 1993 по 2004 получил четыре статуэтки ТЭФИ - это телевизионный рекорд.
8 мая 1997 года в городе С-Петербург родился младший брат 'Городка' - одноименное кафе. В меню: салат 'Красный киллер', 'Подзаборный', 'Без базара', шашлык 'Три мушкетера', жаркое 'Пятый пункт', у входа изображения обоих 'Горожан' в натуральный рост, в интерьере полно скрытых камер - будьте осторожны. К Олейникову и Стоянову это кафе не имеет никакого отношения, зато дает им право в любой момент вкусно и бесплатно поесть.

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
октябрь 2004 года

 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста