Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
'Виола Тараканова 3': Попить кровушки - репортаж со съемочной площадки 15.04.2006
 
Черная месса приближалась к своему кровавому завершению. Еще миг, и верховный жрец пронзит острым кинжалом бедную невинную девушку, обреченную стать жертвенным подношением темным силам. И хлынет на помост, украшенный пентаграммой ее алая, горячая кровь: или не очень алая, да и не горячая совершенно. Да что уж лукавить - и не кровь вовсе: в кино роль крови, как правило, исполняет кетчуп.

Вы, наверное, уже решили, что мы отправились куда подальше, на Голливудские холмы и ведем свой страшный репортаж со съемок какого-нибудь триллера или ужастика. Нет. Съемки проходят в самом центре Москвы, в переулке рядом с Новым Арбатом в подвале старого купеческого дома, где до сих пор хранятся двухметровые винные бочонки. Правда, пустые. А снимается здесь очередной эпизод телесериала 'Виола Тараканова 3'. Не хватайтесь за валокордин - жертва сатанистов не Вилка, хотя ее любопытство и привычка совать нос в чужие дела снова вовлекут девушку в опасные приключения.
А все могло быть так романтично: Олег Куприн(актер Илья Шакунов) уже почти не ругает любопытную Виолу(актриса Ирина Рахманова), все чаше они обмениваются нежными взглядами и уже подумывают: а не пожениться ли? И возможно веселая свадьба стала бы единственным украшением сюжета, если бы однажды на рассвете на кладбище не был обнаружен труп девушки. 'Какая тут любовь, если грядет увлекательное расследование?', - подумала Виола. 'Опять не до любви, нужно работать', - решает Куприн и начинает отрабатывать версии: ограбление, месть, ревность: а может быть ритуальное убийство?

Именно последняя версия приводит оперативника в заброшенный подвал, где собираются сатанисты и проводят свои weekend-ы по интересам.

Сказать, что подвал навевает ужас - не сказать ничего. Шестиметровые арочные своды буквально исчезают где-то над головой в темноте, каждый поворот за угол хранит свою опасность: вот в углублении стены застыл навсегда скелет, по остаткам одежды и удостоверению сотрудника МВД нетрудно догадаться, чем грозит Куприну посещение этого хмурого местечка. Вот остывшее кострище, над которым развешены бедные голенькие младенцы - они уже не плачут, они не умеют плакать, потому что пластмассовые. Вот темный закоулок, стены которого украшают жуткие картинки ритуальных обрядов, то там, то тут прямо из стен торчат окровавленные и синюшные руки, несчастных замурованных в железобетон. Руки резиновые. А каменные кресты и надгробия почти настоящие. Центральная зала уже готова к проведению сатанинского обряда - пьедестал с перевернутой пентаграммой многократно повторенной в потолочных зеркалах, блеклые пурпурные огни, слабая едкая дымка, глухой ритмичный звук тамтамов:

Месса началась. Нарастающий звук барабанов, устрашающий вой очаровательных и сексуальных ведьмочек, музицирующих на пилах, глухие стоны труб - кажется, что леденящие кровь звуки вот-вот разорвут каменные стены подвала. 'Стоп! Давайте еще раз и поэнергичнее', - это звучит призыв режиссера сериала Александра Карпиловского. И тут же он сам бросается к музыкантам, пытаясь каждого обучить искусной игре на необычных инструментах. Воспользовавшись паузой, барабанщики кутаются в теплые куртки, ведьмочки дышат на посиневшие пальцы - несмотря на то, что на улице уже почти лето, глубокие каменные подвалы все еще хранят нулевую температуру, а ведь массовке приходится работать почти без одежды - обрывки шнурков и сетки, прикрывающие наготу, не в счет.

- -Вы работаете с таким азартом, что напрашивается вопрос: это ваш дебют? - интересуемся у Александра Карпиловского?

- Нет, дебютом это назвать нельзя, у меня было несколько короткометражных работ, была 'Убойная сила', так что я уже чувствую себя достаточно уверенно.

- -Скажите, автор первоисточника, Дарья Донцова участвовала в написании сценария?

- Насколько мне известно - нет. Я знаю, ей нравится экранная версия 'Виолы Таракановой', несмотря на то, что в сериале мало, что осталось от книжной героини. Самое главное, что сохранился дух произведения - иронический детектив. Допустим, помимо сегодняшних 'страшных' съемок, у нас еще будет эпизод убийства на кладбище - на словах это звучит ужасно, но на экране должно получиться очень смешно. Ироническая интонация, которая присутствует в сериале, я надеюсь, что нас не покинет.

- -Сегодня мы видим довольно правдивую ритуальную символику. У вас есть консультант по сатанизму?

- Нет никакого консультанта. Дело в том, что я почитал литературу на эту тему, подумал, и решил, что если все делать по правилам - получится какая-то мрачная чернуха. Поэтому мы делаем некую театральную постановку, используя настоящие ритуальные элементы. Из профессиональных консультантов у нас есть музыкант и хореограф - для съемок это гораздо важнее.

- -Откройте секрет: к убийству девушки на кладбище причастны сатанисты?

- Это всего лишь одна из версий, ее будут отрабатывать, но она окажется несостоятельной. Когда сюда приходит майор Куприн, ему, а вместе с ним и зрителям все, происходящее здесь кажется серьезным. На самом же деле, окажется, что молодые ребята и красивые девушки всего лишь так разнообразят свой досуг. Это игра, это все несерьезно.

Пока шла беседа с режиссером, съемочная группа сместилась к пентаграмме в центре зала. Теперь высокие парни и роковые девушки сошлись в адском танце, отражаясь в зеркалах и заполняя собой все пространство - словно стая черных воронов закружилась, выбирая себе жертву. Под каменными сводами появился верховный жрец и как хищная птица пролетел, точнее, прокатился, подвешенный к тросу над извивающейся в танце жрицей, едва не задел ее и не сверг с высокого пьедестала. Работка-то у массовки опасная! Между прочим, жрец(актер Алексей Карпенко) и жрица(актриса Залина Дзуцева) не просто 'массовка из народа', за плечами у обоих помимо театральных ВУЗов, участие в популярных проектах, в том числе в мюзикле 'Ромео и Джульетта'.

Съемки затягивались, по закону жанра, где-то ближе к полуночи на жертвенный алтарь привели несчастную, невинную и перепуганную девственницу, в тонких белых одеждах, едва скрывающих ее стройное нетронутое тело. И рвал неистово жрец с нее полупрозрачный шифон, и заносил над бедняжкой острый кривой нож, и вторила массовка: 'Убей, убей, убей!', и повторяли мы с нетерпением и кровожадностью: 'Давай, ну же, ну!', - и, затаив дыхание, ждали: когда же брызнет кетчуп-кровь?...Уж очень хотелось циничным журналистам увидеть страшную смерть жертвы. Но. В самый пиковый момент в глубине темного прохода появился майор Куприн и вопросом: 'Что это у вас здесь происходит?', - испортил весь финал. Кровь не брызнула, а ящик кетчупа, припасенный бутафорами для этого случая, по-видимому, отравится на кухню - впереди еще не один день съемок, актерские обеды обещают быть вкусными.

Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева.
15.04.2006

 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста