Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Людмила Прокофьева: Жанна Аркадьевна оставила меня без шубы
 
BS# Эта актриса называет себя театральной, и много лет была популярна лишь среди поклонников Театра имени Маяковского. Она не стремилась на киноэкран, но так уж получилось, что настоящую славу Ольге Прокофьевой принесла именно работа в телесериале.

Жанна Аркадьевна - это навсегда


- Наверное, совсем не оригинально, начать разговор с сериала 'Моя прекрасная няня'. Но, на сегодняшний день он очень популярен, и если мы обойдем его стороной, читатели нам этого не простят. Как вы уживаетесь со своей героиней Жанной Аркадьевной, характер у дамочки, мягко говоря, непростой?

- У нее есть оправдание - она больше десяти лет безответно влюблена в мужчину, у нее нет ни детей, ни семьи. Да, она экзальтированная, манерная и вздорная, иногда очень противная, но, в общем-то, безобидная и по-своему обаятельная женщина. Мне очень хотелось, чтобы образ получился очеловеченным. Очень повезло с командой, на съемках почти семейная обстановка: вместе обсуждаем сценарий, что-то придумываем, импровизируем, да еще успеваем друг над другом подшучивать. Однажды по сценарию я должна была лакомиться леденцами. Так, Жигунов со Смолкиным посыпали их красным перцем - мне понадобилось немало усилий, чтобы сохранить на лице выражение удовольствия. В ответ я попрятала все Сережины шпаргалки с текстом и с интересом наблюдала, как он выкручивался из этой ситуации.

- Друг на друга не обижаетесь?

- Да, что вы? Это шутки, которые помогают немного расслабиться - у нас ведь довольно напряженный график работы. А после съемок у каждого еще свои собственные проекты, так что смех и розыгрыши - необходимое лекарство от усталости.

- Скажите, а эта роль не оказала вам 'медвежью услугу', то есть вас не стали воспринимать зрители и режиссеры в плане только этого амплуа?

- 'Медвежью услугу' может оказать любой длинный сериал. В последнее время меня постоянно спрашивают: 'Не боитесь ли, что Жанна Аркадьевна - это теперь for ever?'. Нет, не боюсь, допустим, сейчас я снялась в сериале 'Лик обманутых жен' и благодарна режиссеру Татьяне Воронец, что она мне предложила роль совсем другой женщины, она тоже преуспевающая business-woman, но ее история совершенно не похожа, там трогательная и бескорыстная взаимная любовь. Но, говоря о 'медвежьей услуге', Жанна Аркадьевна иногда проявляет себя не вовремя: когда поле съемок я еду на спектакль, я не всегда успеваю перестроиться и, уже на сцене замечаю у себя ее жесты, интонации.

- То есть дамочка уже живет своей собственной жизнью, да еще влезает и в вашу личную, закадровую?

- Иногда и в мой домашний гардероб. Это не редкость, что актеры снимаются в своих вещах. По замыслу наших ху-дожников, у такой преуспевающей дамы, как моя героиня должно быть все на высшем уровне: самый лучший макияж, самые потрясающие прически, которые мне делает совсем юная, но очень талантливая художник-гример Анастасия Хорева; и самая дорогая одежда: допустим, шуб штук шесть, не меньше. Пришлось отдать ей свою единственную, а остальные собирать 'всем миром': у моей сестры, у Насти Заворотнюк, у бухгалтера:

- Нетрудно представить реакцию зрителей, когда они видят Жанну Аркадьевну собственной персоной в тех же нарядах в ближайшем супермаркете или во дворе.

- Да, смешного много, например, во дворе дети каждый вечер меня дожидаются, дотемна не уходят домой только, чтобы поприветствовать: 'Здравствуйте, Жанна Аркадьевна!',- или чтобы схватить за рукав, иногда звонят в домофон. Девочки уже перезнакомились в интернете и все вместе приходят на спектакли, встречают потом у служебного входа, такие доброжелательные, дарят цветы - море цветов: я купила новых девять ваз, потому что тех, которые были дома, уже не хватает. Мне делают необычные сюрпризы: то подарят игрушечного поросенка, который хрюкает, как Жанна в одной из серий, то лягушку по имени Жаба Аркадьевна, плакаты, открытки, наклейки в немыслимых количествах: А на днях подарили игральные карты 'Моя прекрасная няня', там все наши 'мордочки', я - Дама Пик! Так получилась, что из всех главных персонажей 'Няни:' я одна театральная актриса, Настя Заворотнюк из театра Олега Табакова ушла, Боря Смолкин из другого города, Сергей Жигунов в театре не служит, поэтому поклонники переключились на меня: они посещают все спектакли и 'лихо зажигают' в зале, и поэтому мои театральные роли сильно выросли в рейтинге. Спасибо большое им за это.

Мастер эпизодов


- У вас в кино немного работ. Помните свою первую роль, первый опыт на съемочной площадке?

- Такое должно запоминаться, но у меня в голове почему-то сразу ничего не возникает: Наверное, кино меня застало в ГИТИСе: была проба, но какого-то трепета не помню - я к этому отнеслась, как к очередному этюду: сюжет из времен Великой отечественной войны, мы с моим партнером купались в речке, помню допотопный купальник, жуткий холод и юношеский максимализм: так надо для кино! Глупая жертвенность.

- Искусство требует жертв, кажется, вся ваша профессия на этом построена.

- Жертвы оправданны, когда создается шедевр типа 'А зори здесь тихие' или 'Сибирский цирюльник', когда это задумано ради гениального сюжета - тонуть в болоте, купаться в проруби, когда потом смотришь на экран и захватывает дух от реальных переживаний. А когда из-за проволочек или экономии средств снимают пляж в ноябре - это глупо.

- Согласны. Но вернемся к вашей кино-карьере.

- Кино-карьера, наверное, это громко сказано. У меня, в основном были яркие, характерные эпизоды - слава Богу, в те времена режиссеры ходили по театрам и, увидев меня, приглашали. Мне довелось поработать у Андрея Эшпая, у Вадима Абдрашитова, у Аллы Суриковой - в 'Московских каникулах' мы с Лией Ахеджаковой и Машей Ароновой играли аферисток, сняли несколько замечательных сцен, а в картине осталась лишь одна. Это обидно, но чаще так и бывает: из нескольких снятых сцен, после монтажа остается одна или две. А потом была работа в сериале 'Воровка' - поначалу героиня чем-то напоминала Жанну Аркадьевну, но потом жизнь дала ей хороший пинок, и она изменилась, стала делать добро. На самом деле, я все-таки больше театральная актриса, а работа в ':Няне' мне понравилась именно своей театральностью - есть постоянный контакт со зрителем, каждый раз разыгрывается маленький одноактный спектакль, да и продолжительность работы в одном и том же коллективе почти как в театре.

В театральный верхом на свинье


- А вы помните, когда началась эта любовь к театру?

- Конечно, это все идет из детства. Есть вещи, которые моя память не стерла. Память - она такая хитрая штука, с ней ничто не запланируешь: что хочет - стирает навсегда, что хочет - оставляет на всю жизнь, подробно до самой мелочи. Актерские способности я проявляла с детства - в пять лет любила развлекать гостей танцами, а в восемь заявила, что буду актрисой детского театра: именно детского, потому что во взрослом надо целоваться. Я помню, как первый раз поднялась на сцену - это было в драмкружке, в котором я занималась с шестого класса, никогда этого не забуду: как тряслись колени, и зуб на зуб не попадал. Моя первая роль - Чебурашка! Кстати, когда узнала, что Сергей Жигунов тоже дебютировал в этой роли, очень смеялась. Потом помню, мы ездили на Мосфильм на пробы - помощница режиссера отбирала светловолосых и голубоглазых девочек, записывала координаты, но так и не перезвонила. Навсегда запомнила, как меня принимали в пионеры: мне повязывали галстук, и таким же красным пламенем горели мои уши.

- Вы росли в Москве?

- Нет, в подмосковном Одинцове. Мои родители, мама Софья Прохоровна и папа Евгений Александрович познакомились на Урале, после свадьбы переехали в Подмосковье. А я родилась на Урале, когда мама на недельку поехала к своим родственникам. У меня есть еще сестра Лариса, которая старше на полтора года, мы обе с малых лет занимались музыкой - мама считала, что девочки непременно должны уметь играть на фортепиано. У меня было обычное детство ребенка, родители которого много работали: зимой кружки, летом пионерский лагерь. После школы пошла поступать в ГИТИС и провалилась, отработала год в бухгалтерии на Центральном телевидении, и снова срезалась на конкурсе в институт. И вдруг узнала, что Андрей Александрович Гончаров ведет срочный добор ребят к себе на курс, и помчалась в театр Маяковского. Видимо от отчаяния я выдала весь свой репертуар, все, что было в памяти, читая басню, изображала свинью, чем очень рассмешила Гончарова. Меня приняли, и началось обучение у замечательных педагогов: Марка Анатольевича Захарова, Ирины Ильиничны Судаковой, Сергея Ивановича Ящина:

- Говорят, Захаров приглашал вас к себе в театр, почему не пошли?

- Так получилось, что Андрей Александрович Гончаров был руководителем нашего курса, он первый предложил мне пойти в 'Маяковку', он брал туда весь наш дипломный спектакль 'Завтра была война'. Кроме того, уходила в декрет Женя Симонова, и Гончаров хотел передать мне все ее роли. А Марк Анатольевич предложил мне место в театре, но предупредил, что ролей пока не будет. Мне было очень лестно его предложение, тем более, что оно было сделано мне одной со всего курса, но хотелось играть, и я пошла к Гончарову. С тех пор прошло двадцать лет, я по-прежнему в театре Маяковского и ни разу об этом не пожалела.

Влюблялась часто и самозабвенно


- Воспоминания о юности получились уж очень деловыми, а ведь это самая романтическая пора. Неужели, вгрызаясь в творческие дисциплины, вы ни разу не влюбились?

- Почему же? Я влюблялась часто и самозабвенно! И в школе, и в институте, но серьезные отношения смогла себе позволить только после окончания учебы.

- Интересно узнать, где, его величество случай свел вас с одиозным персонажем Владимиром Гусинским?

- Когда мы познакомились, он еще не был одиозным, он был студентом третьего курса ГИТИСа, а я только собиралась туда поступать. Однажды друг нашей семьи, офицер ГАИ остановил за нарушение парня и, случайно узнав, где тот учится, попросил вместо штрафа помочь мне с подготовкой к экзаменам. Володя согласился и действительно очень мне помог - именно он посоветовал читать басню 'Свинья под дубом', которая потом так развеселила Гончарова. Пока я училась, мы иногда перезванивались. Позже, когда я уже работала в 'Маяковке', мы с Володей случайно встретились на бензоколонке: И тут внезапно вспыхнула любовь! Он очень красиво и романтично за мной ухаживал: допустим, однажды нас остановил сотрудник ГАИ, проверил у Владимира документы, потом заглянул в салон и, увидев меня, воскликнул: 'Ой, я вас узнал, вы знаменитая актриса Ольга Прокофьева!'. Я в недоумении, потому что никакой 'знаменитой' я не была, а он как фокусник извлек из-за пазухи букет цветов и протягивает мне. Эту сценку специально срежиссировал для меня Володя. Такие отношения продолжались четыре года, официально замуж я так за него так и не вышла. Он очень талантливый, интересный и внимательный человек, и мне с ним было легко и комфортно, но: Но я влюбилась в актера моего театра Юрия Соколова: красивый, высокий, романтический герой, мимо которого трудно пройти, у которого полно поклонниц. Мы вместе играли в спектакле 'Завтра была война', вместе репетировали, вместе ездили на гастроли и не заметили, на какой сцене подстерегла нас любовь. Я сразу рассказала Владимиру о своих чувствах, собрала вещи и ушла. А вскоре мы с Юрой поженились. В 1993 году у нас родился сын Саша.

- Вы не боялись, что ребенок может помешать актерской карьере, что какие-то роли пройдут мимо, а поклонники вас забудут? Многие актрисы жертвуют женским счастьем ради профессии.

- Я об этом не думала. Саша родился 12 сентября, а 27 декабря я уже играла в спектакле. Это при том, что роды были тяжелые, и я долго лежала в больнице. Мне очень помогал Юра, он и пеленал, и кормил Сашу и гулял с ним. Помогали обе бабушки. А потом мы взяли для сына няню. В двухлетнем возрасте мы крестили Сашу в Даниловском монастыре, крестными стали мои театральные друзья Евгения Симонова и Александр Ильин, и каждый год мы собираемся вместе, чтобы отметить Сашин день рождения.

- Сейчас вы не замужем?

- Да, мы разошлись с Юрой после двенадцати лет совместной жизни: однажды мне приснилось, что моя любовь помахала мне рукой и сказала: 'Все, я пошла'. Наши чувства исчерпали себя, и мы расстались, чтобы не мучить друг друга. Быть женой - это огромный труд, у меня сейчас нет на это ни времени, ни сил - сегодня мне больше подходит состояние легкой влюбленности.
- Вы можете сказать, что вы счастливая женщина?

- Безусловно: утром я радостно бегу на любимую работу, а вечером тороплюсь домой, где меня ждет самый любимый человек на свете, мой сын.

Театральная кухня


- Мальчик уже поглядывает в сторону сцены или ему интересна какая-то другая профессия?

- Саша принимает участие в спектаклях с шести лет! Он вырос за кулисами, и первый раз вышел на сцену вместе со мной и мужем в спектакле 'Госпожа министерша' - это была серьезная роль с текстом. Сейчас ему двенадцать, и у него много предложений, он выбирает. Пока для него игра на сцене, как драмкружок, ему нравится, но станет он актером или нет, еще не ясно - время покажет.

- Вы служите в Театре Маяковского уже двадцать лет, можно сказать, 'корифей', вам известны все традиции, все внутренние взаимоотношения: Приходилось становиться участницей или объектом закулисных интриг?

- А у нас в театре нет никаких интриг. Мы - большая друж-ная семья, вместе 'одну кашу ва-рим'. Отмечаем за кулисами дни рождения всех сотрудников без исключения. Поэтому наши звезды остаются верными театру всю жизнь, передают молодым по наследству свои роли, помогают с ними справиться. Допустим, роль Липочки в спектакле 'Банкрот' по пьесе Островского досталась мне от Натальи Гундаревой, она сама меня благословила и интересовалась судьбой работы:

- Вы рассказывали, каким повышенным вниманием окружили вас поклонники сериала. Неужели другим, менее популярным на сегодняшний момент актрисам не обидно, неужто не бросают в вашу сторону завистливых взглядов?

- Нет, нет. Дело в том, что нужно научиться так себя вести, чтобы никому не пришло в голову тебе завидовать, не нужно ставить себя над окружающими, оставайся прежней, и ни у кого не появится желания насыпать тебе иголок в туфли. Сегодня ко мне пришла популярность, но я веду себя, как и раньше: если нужно кому-то - помогаю, куда-то подведу, представлю, чем-то поделюсь. Меня встречают у служебного входа девочки-поклонницы, а я им рассказываю про молодых, талантливых актрис нашего театра. Теперь они ходят не только на мои, но и на другие спектакли и заваливают цветами других актрис.

- Это, скорее исключение, чем правило закулисной жизни.

- Жизнь большая и разная, значит, мне повезло. Я убеждена, что ты даешь человеку, то же ты от него в ответ получаешь, я так живу, и мне так легче и приятнее. Рядом со мной более 20 лет моя подруга Евгения Павловна Симонова, этот человек так щедр на любовь, на комплименты, на внимание, что никогда не придет в голову ее обидеть. Она мой пример и учитель по жизни, и в самых щекотливых ситуациях я себе говорю: 'Оля, не теряй человеческое лицо!'

Очень низко летаю


- Слушая вас, думается, что вы легко прощаете людям проступки.

- Я не обижаюсь: У Аверченко есть хорошая фраза: 'Меня обидеть не возможно, я в Бога верую', - это очень точно, я на себе проверила: когда не видишь в человеке плохое, он тебя уже обидеть и не хочет.

- Актеры люди суеверные, вы верите в театральные приметы?

- Верю, и не только в театральные, потому что на себе проверила их действие: однажды я оказалась в больнице, после того, как мне перебежала дорогу черная кошка. Я не мою голову накануне премьеры и обязательно подниму гвоздь, если увижу его на сцене - у меня в каждом кармане театрального костюма по гвоздю. Выходя на сцену, говорим друг другу: 'С Богом!', - искренне, а не потому, что модно.

- Мы с вами все время говорим о работе, а вы вообще отдыхаете?

- Сейчас я отдыхаю только во сне. Но я не ропщу, потому что считаю: если у меня сейчас сложилась такая ситуация, то это правильно, через это надо пройти. Конечно, организм - хитрая вещь, в какой-то момент в нем может что-то щелкнуть и сломаться. То, что произошло с Натальей Георгиевной Гундаревой именно из-за переутомления, у нее был тяжелый период: она заканчивала сезон в театре и параллельно выпускала антрепризный спектакль, у нее сильно болела мама, за которой надо было ухаживать, да еще жаркое лето, и ее вечно повышенное давление: На моих глазах эта великая актриса, именно надломилась от переутомления, потому что она была страшным трудоголиком, для неё профессия стояла на первом месте - организм просто не выдержал. Я сейчас тоже очень боюсь, каких либо щелчков, я готова трудится, готова много сниматься, но отдыхать все же надо, я это понимаю. Сейчас я дала себе установку: продержаться до конца сезона в театре и на съемках ':Няни', осталось всего несколько дней - и станет легче.

- Какой отдых для вас самый лучший?

- Когда я уезжаю к маме за город: у нас там свой дом с отоплением со всеми удобствами. Там мама, приезжаю я с сыном, моя сестра с дочкой - так радостно, когда все близкие рядом, и можно действительно отдохнуть душой и телом: поспать, сколько захочу, что-то пожарить на мангале, просто посидеть, посмотреть на деревья, на Москва-реку. Если есть время, хожу с сыном кататься на коньках или лыжах. Еще я заядлая автомобилистка - за рулем с 18-ти лет, и очень грешу превышением скорости. Мой любимый анекдот как раз об этом: ГАИшник останавливает даму, сильно превысившую скорость, заявляет о нарушении и выписывает штраф. Та с удивлением: 'Извините, я что, слишком быстро ехала?'. 'Нет, вы слишком низко летели'. Это про меня: приходится 'летать', чтобы везде успевать.

Чтобы не было войны


- Ваше кредо в жизни?

- Могу ответить фразой Булгакова: 'Сами придут, сами дадут'.

- Это от гордости или от скромности?

- От скромности, часто повторяю себе: 'Оля, скромность, конечно, тебя украшает, но смелость города берет', - иногда эта черта мне мешает, понимаю, что надо быть в жизни напористее. Но это относится только к жизненным ситуациям, в профессии я очень дотошна: могу ужасно долго сомневаться, мучить своих партнеров.

- Есть ли вопрос, который вам журналисты не задают, а вам так хотелось бы об этом рассказать?

- Спасибо вам, что об этом спросили - есть такие вопросы, они звучат в моем подсознании и, когда я засыпаю, крутятся в голове, я на них отвечаю - красиво и очень правильно. Надо бы встать и записать, а лень, думаю, что запомню и так. А утром просыпаюсь и все забываю. Каждый раз вопросы разные, допустим: Чего я боюсь больше всего на свете?' - Больше всего я боюсь войны: наверное, нет ничего страшнее этого: когда человек убивает человека, тем более ребенка, когда разрушается все. Не зря же наши бабушки, наши мамы говорили: 'Все переживем, лишь бы не было войны', - сегодня эти слова снова актуальны.

- И напоследок ответьте, если это не тайна - ваша заветная мечта?

- Конечно, мы люди суеверные и боимся рассказывать о своих мечтах, особенно ели это касается работы. А мечта личного плана: для меня это - чтобы не нарушалась гармония, что бы ни у кого из близких, друзей не было каких-то стрессов, трагедий, чтобы все вокруг были здоровы - вы знаете: это очень вышибает из колеи, я сильно реагирую, когда кто-то рядом страдает. Моя мечта - чтобы у всех вокруг все было хорошо!

Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева
июнь 2005 года


 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста