Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Елена Ищеева: Пять часов в прямом эфире
 
В последнее время телеведущая Елена Ищеева убедилась на собственном опыте в правильности поговорки 'Кто рано встает, тому Бог подает', просыпаясь ни свет, ни заря, она, тем не менее, чувствует себя бодрой и счастливой.

Завтрак в прямом эфире


- - Так во сколько же вам приходится вставать, чтобы открыть 'Полезное утро' на телеканале 'Домашний'?

- В 4:30. В половине шестого я уже на работе, где меня ждет стилист, она со мной работает уже пять лет, и я ей полностью доверяю - полтора часа уходит на макияж, прическу и подбор костюма, и уже в семь утра я выхожу в прямой эфир. Эфир длится пять часов без остановки, только минутные паузы на рекламу, за время которой мы со съемочной группой успеваем переместиться из одной части студии в другую. Вместе с нашими гостями мы делаем зарядку, готовим завтрак, там же, в эфире, его пробуем, а потом, во время паузы съедаем его всей эфирной бригадой; учимся танцевать, правильно накрывать стол, украшать дом, делимся советами из области медицины, финансов, воспитания детей, моды, косметологии, общаемся с интересными, увлеченными людьми. Пять часов эфира пролетают быстро и весело. А потом мы с командой обсуждаем прошедшую программу и планируем следующую. В два часа дня я уже свободна.

- - Как вам удается в такую рань хорошо выглядеть и быть в тонусе?

- Чем больше я работаю, тем лучше выгляжу. Как только я начинаю скучать и бездельничать - мне становится тоскливо, появляется лишний вес, отечность, тускнеют волосы, бледнеет кожа. Мой секрет в том, чтобы не позволять себе расслабляться. Во многом то, как я выгляжу в эфире - заслуга моего стилиста, потому что у меня, как у любой женщины бывают проблемы, связанные с кожей, с нервными стрессами, не высыпанием: Но в момент эфира происходит жуткий прилив адреналина, и, даже если я не очень хорошо выгляжу, или не совсем в настроении, я об этом забываю и начинаю работать: сразу загораются глаза, появляется азарт и вдохновение. Не скрою, первые эфиры давались тяжело. У нас даже был случай, когда мы проспали всей съемочной бригадой: работали-работали, и в один момент наши организмы сдулись, как шарики - мы просто не смогли поднять себя с кровати. Руководство об этом ничего не знает, потому что мы сумели выкрутиться - все организационные моменты доделывали практически в эфире, во время рекламных пауз. Но потом организм перестроился, сейчас я просыпаюсь легко - мне даже нравится рано вставать: стало гораздо больше ресурсов, я все успеваю. Правда, часов в шесть вечера очень хочется спать, и с этим приходится бороться.

- - Как отдыхаете и восстанавливаете силы?

- Занимаюсь спортом - на тренажерах, в бассейне, люблю массаж, душ Шарко - очень тонизирует и бодрит, стараюсь следить за своим здоровьем. Но лучший отдых - выехать с семьей на дачу, погулять в лесу, нажарить шашлыков, пообщаться с близкими, подышать свежим воздухом.

Спектакль каждый день


- - Несмотря на то, что страсти по этому поводу давно утихли, но нельзя обойти стороной этап вашей биографии, связанный с 'Принципом домино'. Скажите, вам не жалко было уходить с НТВ?

- Это был непростой период моей карьеры. Не спорю, эта программа принесла мне популярность, у нее были рейтинги, а у меня куча разных идей. Но, к сожалению, каналу было нужно мое лицо, а не идеи. Тому же в коллективе сложилась нездоровая атмосфера. Поэтому я ушла. Конечно, я в определенном смысле рисковала, но интуиция мне подсказывала, что я только так могу поступить. И я ни разу об этом не пожалела.

- - ОРТ, НТВ, 'Домашний' - ваши недруги скажут, что это игра на понижение.

- Я так не считаю. Вы не думайте, что сидеть на Первом канале - это великое благо. Конечно, как бренд - это круто, но там масса минусов: там никогда не говорят то, что думают, там подотчетная система и: не такие громадные заработки, как кажется. Когда ты приходишь на такой канал, ты вливаешься в корпорацию, и создать что-то свое, у тебя практически нет шансов. Мне всегда была интересна работа на молодом канале, потому что это - возможность с нуля создать новую корпорацию. Это редкий профессиональный шанс, и мне просто сказочно повезло с 'Домашним'. Здесь в меня поверили и дали реализоваться. Если бы я до сих пор за большие деньги стояла в эфире НТВ, а 'Домашний' появился бы без моего участия, я бы очень расстроилась. Как говорится: 'Не было бы счастья, да несчастье помогло'.

- -Прямой эфир, это как пение без фонограммы - эдакий знак качества, высший балл профессиональной оценки, а для многих ведущих - непосильное испытание. Что чувствуете вы, когда загорается красная лампочка камеры?

- Невероятный подъем - ведь это мой спектакль, каждый раз новый, я живу на глазах у моих зрителей, совершенно забывая про камеры. Я обожаю прямые эфиры. Когда мне предложили работу на 'Домашнем', я подумала, что если мне дадут хоть пятнадцать минут прямого эфира, я соглашусь безоговорочно. Но когда мне объявили о пяти часах эфира, я была счастлива!

- -Остается удивляться, как вам удается запомнить все темы, не перепутать героев и проявлять живой интерес ко всему происходящему?

- Это не сложно, потому что все, что мы обсуждаем в эфире мне на самом деле интересно, это мои университеты, я сама и многие мои друзья пользуемся знаниями, полученными от моих героев, порой, я узнаю такие вещи, о которых никогда и не слышала.

Путь от курьера до телеведущей


- -А свой самый первый эфир вы помните?

- Это было ужасно. Еще во время учебы на журфаке, я брала какое-то интервью - меня больше заботило, как я выгляжу, чем что я говорю. И когда я увидела все это на экране, пришла в ужас - мое изображение сильно меня раздосадовало, я поняла, что мне еще очень много нужно работать над собой.

- -А как вы вообще оказались в журналистике, вы же с детства серьезно занимались спортом?

- Да. Я родилась в подмосковном Жуковском, городке авиаторов, оба мои деда были полковниками ВВС. Когда мне было шесть лет, мама отдала меня в художественную гимнастику, чтобы закалить. Занималась я серьезно, уже в 7-8 лет была вполне самостоятельной: то спортивные лагеря, то соревнования по всему СССР. В родном Жуковском мы, гимнастки были маленькими звездами, которые принимали участие во всех городских праздниках. Наша спортивная школа была одной из лучших в Московской области, я стала мастером спорта и была уверена, что вся моя жизнь будет связана с гимнастикой, с тренерской работой. Но когда мне было 14 лет, родители получили квартиру в Москве, и мы переехали. Для меня это был серьезный стресс: я попала в огромный мегаполис, в котором тут же потерялась. Мне пришлось менять все: школу, друзей, образ жизни, пятнадцать прожитых лет фактически были перечеркнуты. Когда я пришла к московским тренерам, мне сказали: 'Если ты в 14 лет еще не в сборной, то у тебя нет перспектив', - и дали ясно понять, что тратить на меня время не будут. С гимнастикой было покончено, но жить без нагрузок я уже не могла, и пошла танцевать в рок-балет 'Меценат' - там я и заработала свою первую зарплату. К окончанию школы нужно было решить, чем дальше заниматься: я попробовала учительские курсы, иностранные языки - особого интереса не почувствовала. В Школу юного журналиста пошла за компанию с подругой и увлеклась, проучилась там два года и поступила в МГУ на журфак с первого раза, правда только на вечернее отделение. Пришлось срочно искать работу, знакомые помогли устроиться курьером в Гостелерадио - именно с этой записи и начинается моя трудовая книжка. Где-то через полгода на меня обратил внимание зам главного редактора радиостанции 'Смена' и поручил сделать репортаж - так я начала работать на радио: через два года у меня была своя авторская программа на 'Радио-1' - 'Спорт-шоу Елены Ищеевой'. А потом мне захотелось попробовать себя на телевидении, и меня взяли на ОРТ специальным корреспондентом делать теле репортажи. К этому времени я как раз окончила университет с красным дипломом.

- - Неужели так запросто берут на телевидение, пусть даже и с отличным дипломом?

- Тогда это еще было возможно. Сейчас просто так сходу попасть на телевидение уже практически нереально. Для этого у человека должно быть такое сильное желание, какого хватило бы, чтоб допрыгнуть до Марса. Кстати, многие мои однокурсники и тогда не решились прийти на телевидение, так и потерялись в разных изданиях.

- - Но вы, кажется, не очень были довольны работой на ОРТ, в одном из интервью даже признавались, что подумываете оставить профессию и заниматься домом и маленьким сынишкой.

- Дело в том, что я устраивала руководство, как профессиональный репортер, готовый в любой момент отправиться на край света, а шансы стать ведущей для меня были равны нулю. Но у меня уже была семья, ребенок, поэтому бесконечные командировки не устраивали меня. Я могла бегать по городу, делать трехминутные репортажи, убивая в себе журналиста. Тогда я распространила информацию, что готова рассмотреть предложения о работе. И меня пригласил главный продюсер НТВ для проб в программу 'Принцип домино'.

Семья ХХI века


- - Кстати, о семье, которой так и не повезло обрести в вашем лице домохозяйку, где вы встретили своего мужа?

- Мы с Филиппом учились вместе на журфаке, только я на вечернем, а он на дневном отделении. Мы с ним не общались, и в принципе не могли друг другу понравиться, потому что я всегда была такой активной и деловой, а Филипп предпочитал девушек тихих и домашних. Но однажды мы были вместе в Сочи на фестивале журналистов, и на обратном пути оказались рядом в самолете. Проговорили весь полет и поняли, что у нас много общего, одинаковый взгляд на жизнь. В этот же вечер Филипп пригласил меня на свидание, которое закончилось: в болоте - гуляя по парку, мы не заметили, как стемнело, а под ногами захлюпала вода, мои сапоги тут же промокли, и Филипп буквально вынес меня на руках на сухое и светлое место. Через полтора года мы поженились.

- - Довольно долго проверяли чувства. Вы не были уверены, что хотите замуж за этого человека?

- Дело не в этом, я сразу поняла, что рядом со мной порядочный, надежный человек, что такого, я может быть в своей жизни никогда больше не встречу. Но мы решили, что создадим семью, только когда станем финансово независимыми от родителей. Когда мы познакомились, у Филиппа была зарплата сто долларов, и он был абсолютно этим доволен, и когда я его спросила, действительно ли ему нравится, как он живет, он вдруг понял, что хочет бОльшего. За год он абсолютно изменил образ жизни, нашел хорошую работу. Как раз и меня зачислили в штат ОРТ.

- - Можно сказать, что вы здорово повлияли на судьбу мужа?

- Я поверила в него, а это важно, чтобы 'расправить плечи и взлететь'. Мне повезло с мужем, он последний романтик уходящей эпохи, добрый и высоконравственный, я в нем уверена. Согласитесь, сейчас ни каждая женщина может такое сказать про своего мужа? И, несмотря на то, что моя работа очень много для меня значит, самым важным для себя я все-таки считаю свою семью, и за покой в этой семье, за ее благополучие я готова не задумываясь перегрызть любому глотку.

- - Мы читали в одном из ваших интервью, что в бытность 'Принципа домино' вас заваливали цветами и подарками особо настойчивые воздыхатели. Ваш муж ревнует вас к поклонникам?

- Конечно, как любой нормальный мужчина. Но я никогда не даю повода для ревности. Мои поклонники - интеллигентные люди: могут прислать цветы или подарок к празднику, но особых вольностей себе не позволяют. К таким проявлениям 'любви' мой муж относится спокойно, как к части моей профессии. Мне кажется, что ему даже льстит, что я нравлюсь людям, что я состоялась в своей профессии. К тому же дома я сразу забываю, что пару часов назад улыбалась в эфире, я могу быть и слабой, незащищенной, и заботливой, могу вспылить или заплакать, могу встать к плите или погладить мужу рубашку.

- - И как на все это у вас хватает времени?

- Не хватает. Мы типичная семья ХХ1 века: встречаемся поздно вечером за ужином, когда я почти уже сплю, а утром я убегаю, когда еще спит муж, наш ребенок с раннего возраста на попечении няни и для него большой праздник, когда он видит папу с мамой вместе. Наш сын рано повзрослел из-за нашей занятости, но он понимает, что все это для того, чтобы ему жилось лучше, что в этой жизни ничего не бывает просто так, что на каждую его машинку надо зарабатывать, и что придет время, когда это придется делать и ему.

- - Какое-то распределение домашних обязанностей у вас есть?

- Да все, как у всех, я абсолютно нормальная женщина: варю борщи, стираю, глажу. Не всегда на это хватает времени, но есть няня, которая еще и по хозяйству помогает. Несколько лет я уже не знаю, что такое ходить в магазин за продуктами - Филипп с Данькой меня от этой обязанности освободили. И у них это здорово получается - все время покупают какие-нибудь вкусные новинки.

- - Какая вы мама?

- Строгая, я не сю-сюкаю, с сыном, с самых малых лет стараюсь разговаривать с ним по-взрослому, хочу, чтобы он вырос мужчиной. Он знает, что со мной нельзя устраивать истерик, бесполезно ждать поблажек. Даже, когда ему больно или обидно, я ему говорю: 'Даня, собери волю в кулак, мужчины не плачут', - и он пересиливает себя - этакий маленький рыцарь.

- - А как он реагирует на то, что его маму показывают по телевизору?

- Совершенно спокойно. В этом году он пошел в первый класс, поэтому мои эфиры видит редко, но оценивает их абсолютно по-мужски: как мама выглядит, во что одета, понравилась или нет - нормальный взгляд мужчины на женщину. Для него то, что меня показывают по телевизору - это не повод хвастаться перед друзьями.

Ищееву обижать не рекомендуется


- - Кстати, о друзьях, кого рядом с вами больше: друзей детства или новоприобретенных?

- Одно время я часто ездила в Жуковский к бабушке. Однажды, прогуливаясь в парке, услышала за спиной: 'Ой, Ленка Ищеева!'. Я оборачиваюсь и вижу женщину с совершенно знакомыми глазами, только никак не могу вспомнить, кому эти глаза принадлежат. 'Ты кто?', - спрашиваю. 'Сонька Капустина, мы с тобой в детском саду в одну группу ходили'. Вот люблю я подмосковных жителей за простоту и отсутствие пафоса, ее совершенно не интересовало мое телевидение, мы поговорили о жизни, о детях, вспомнили ребят из садика, какие-то первые 'любови' - просто разговаривали и смеялись, позабыв, кто мы и где. Вообще, после переезда из Жуковского в Москву, друзей детства у меня практически не осталось - не осталось общих интересов, не о чем стало говорить, и постепенно мы перестали созваниваться. Сохранились отношения с подругой из московской школы, она вышла замуж за украинца и уехала в Киев, я стала крестной для ее сына. Институт не подарил мне друзей - по вечерам, когда мы все после работы приходили учиться, уже не было сил для общения. Иногда вижу своих бывших однокурсников, но мы ограничиваемся лишь дежурным приветствием. Есть у меня друзья и среди телевизионных работников - Маша Бутырская, Юля Шахова, Катя Одинцова: По-настоящему дружу с Русланой Писанкой. Но самые верные мои друзья - муж, сын, родители, мои и мужа. Я стараюсь окружать себя людьми, с которыми интересно, которые готовы помочь мне, и которым всегда с охотой помогу я, которые дают тебе советы и не завидуют.

- -А как защищаетесь от завистников?

- Улыбкой. Я когда только пришла на телецентр, про меня говорили: 'Это та девочка, которая ходит, всем улыбается', - там практически невозможно было увидеть улыбку, все какие-то хмурые и озабоченные. Я изо вех сил старалась улыбаться, даже если за своей спиной слышала нелестные разговоры. Ко мне очень подходит поговорка 'Не буди лихо - пока оно тихо'. По пустякам я не завожусь, но если меня обидеть серьезно, будьте уверены, я дам сдачу даже через годы. Все знают, что Ищееву можно обидеть один раз.

- -Предположим, вы приглашены на мероприятие, где будет и ваш обидчик. Пойдете?

- Обычно мне не сообщают, кто будет на тусовке, но я часто сталкиваюсь с людьми, которые мне неприятны. Я с ними не здороваюсь. Есть люди с которыми я ни при каком стечении обстоятельств не буду сидеть за одним столом, я просто встаю и пересаживаюсь за другой стол.

- -Ваш характер вам не мешает?

- Я такая, какая я есть. Если бы не мой характер, думаю, я вряд ли бы чего-нибудь добилась в жизни.

Без мании величия


- -Когда вас узнают на улице, как-то реагируют?

- У в фамилии звук 'Щ', его слышно издалека, поэтому если меня начинают обсуждать я это слышу на расстоянии нескольких метров, как только раздается 'Щщщщ-щщ-щщщ', - понимаю, что меня узнали. Что я делаю? Иду дальше, покупаю хлеб - у меня нет мании величия и эдакого звездного флёра. Просят автограф - даю, улыбаюсь. Меня воспринимают, как народную ведущую, потому что я везде рассказываю о себе, о семье, со мной общаются просто: что-то рассказывают, советуются. И я очень рада, что нашла свою нишу между гламурными персонажами и людьми вроде бы популярными, но никому не нужными - у меня есть свой зритель, который следит за моей жизнью и ценит меня. Пока у меня будет хватать сил - я буду ездить по стране, общаться с этими людьми, потому что мне это интересно. Допустим, осенью я была в Сочи, вела открытие фестиваля моды, там меня очень душевно принимали. У меня есть еще такая работа, как открытие выставок, различные презентации:


- -То есть ваши интересы не ограничиваются одним телевидением. Сняться в кино или сериале не хотели бы?

- Мне это очень интересно, но сейчас большая загруженность. Помимо канала 'Домашнего' у меня есть еще кое-какие проекты, не связанные с ТВ. Было одно приглашение сняться в сериале, но я даже не смогла вовремя приехать на съемочную площадку. Но я думаю, еще успею, появится режиссер, который в меня поверит и предложит роль - у меня получится, мне так кажется.

- -Проекты, не связанные с ТВ - это реклама?

- Реклама обуви. Я сейчас плотно сотрудничаю с одной фирмой, разрабатываю свою линию: Но об этом еще рано говорить.

- -Новые телевизионные проекты планируете?

- Желание есть, идеи тоже, мы с ребятами часто их обсуждаем. Но канал совсем молодой, нет и года, подождите - все будет. По крайней мере, если мне предложат новый проект, я за него с удовольствием возьмусь.
-
Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева
ноябрь 2005 год

 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста