Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Живут себе обычные девчоночки Фабричные
 
Стремительный взлет к вершинам эстрадного Олимпа вызывает у окружающих не одноцветную гамму чувств. Не обошла сия участь и выпускников первого телевизионного проекта «Фабрика звезд». В журналистское состязание: «Кто больше соберет компромата», - втянулись и мы. Что из этого получилось вы узнаете из нашего интервью с группой «Фабрика».

Легче с Путиным пообщаться!


Взять это интервью оказалось не так уж просто. После получения дозволения от высшего руководства, читай: Игоря Игоревича Матвиенко, потянулся долгий период «согласования, уточнения и оформления». Первое, что от нас потребовалось – отправить список вопросов будущего интервью. Ну что ж, логично, нужно ведь ответы на эти вопросы сочинить, заучить, чтоб потом без запинки и с выражением зачитать на диктофон «коварных и дотошных журналисток». Когда тщательное изучение представленных вопросов не вызвало у продюсерского центра сомнений в их невинности, нам пообещали выдать девушек во всем их многообразии. Но… в ту самую секунду, когда ручка зависла над листком бумаги, готовая запечатлеть дату и место долгожданного свидания, в телефонной трубке послышался голос директора «ПЦ»: «Девочки подъедут, как только вы нам вышлите договор о том, что интервью будет завизировано»… Ни слово чести, ни отпечатки всех сорока пальцев, ни даже новенькая металлокерамическая коронка в качестве гаранта не принимались. Юридическому отделу «Спид-Инфо» пришлось отложить все дела и приготовиться к долгому совместному с «ПЦ» договоротворчеству. Пока юристы обеих сторон в муках искали консенсус, мы не теряли время, а провели небольшое журналистское расследование – почему девочек так тщательно скрывают от журналистских глаз.

Газетные публикации ошарашили даже нас, видавших виды, мол рудники по сравнению с их звездной жизнью курорт, мол даже Ленинградские блокадники питались лучше, и вообще, бедолаги проклинают тот день, когда пришли на «ФЗ. Не может этого быть!
Попробуем разобраться. Первое, о чем газеты писали весьма смутно – контракт, который якобы заковывает новоявленных звезд в многолетнее непосильное рабство. Трудно представить, что копия контракта висит где-то на доске объявлений, или его пункты зачитали в вечерних теле новостях. Тогда откуда все посвящены в его условия?

«Желтая газета» №27 2003г.:

« - Это просто жуть, - рассказала «ЖГ» близкая подруга Саши Савельевой Марина. – Я не так много знаю, но, как мне рассказала Саша, у них существуют штрафы. Причем наказывают за все: если потеряешь голос, объевшись мороженым, если как-то испортишь свою внешность - например, попав под машину. Нельзя так же говорить на публике правду о своей интимной жизни – только то, что велит продюсер. Еще по словам Марины, девочкам не разрешается отказываться от выступления, сколько бы концертов в день ни было запланировано. Лишь руководство имеет право решать, будешь ты сегодня в шоу участвовать или отдыхать».

«Они признались мне, что за каждый концерт им по 100 долларов платят. Разве это деньги для звезд? Да их начальство за одно выступление имеет раз в сто больше».
« - Да ладно, три концерта в день – далеко не предел, - признался нам Михаил Гребенщиков. – Приходится еще и ночью выступать в клубах, и постоянно ездить на гастроли»….


Из мухи слона.


Почему-то вспомнились урожайные для шоу-бизнеса 90-95-е, тогда тоже ходили слухи о кабальных контрактах. Нам удалось поговорить с одним «балетным» группы «На-на», человеком, который давно ушел из группы и поэтому с юмором вспоминает те годы.
«Хочу сказать, что пресса напрасно так обострилась и пытается доказать, что артисты попали в какие-то жуткие условия. Вероятно, вам и не приходит в голову, что звездная жизнь, это не вечный праздник: поклонницы, цветы, автографы, интервью; а большой и тяжелый труд: многочасовые, очень напряженные репетиции, когда нужно подготовить программу в сжатые сроки, когда засыпаешь под стон собственных ног, а утром опять стоишь у станка.

Бесконечные переезды, перелеты, гостиницы без горячей воды, но зато с клопами – в глубинке и сейчас, наверное, такие есть. Когда пятьдесят концертов в месяц – это не причина ныть и жаловаться, а повод для эйфории от успеха, а три выступления в день норма для популярной группы.
(Примечание авторов: в одном из теле интервью известный поп-певец Евгений Белоусов рассказывал, что на пике популярности успевал за день объехать шесть концертных площадок в разных городах).

Система денежных штрафов очень распространена в больших коллективах, от нее много пользы – дисциплинирует. Тысячу раз подумаешь: опаздывать тебе или пораньше выйти и прийти за десять минут до назначенной встречи. (Примечание авторов: Действительно, на интервью девушки из «Фабрики» все, как одна приехали ровно за пять минут до запланированного часа, чем очень удивили нас, привыкших ожидать некоторых интервьюеров по сорок минут). Понятно, что ответственности в 18-20 лет еще маловато и ты совсем не думаешь, что, допустим, катаясь на мотоцикле ты можешь разбить лицо или сломать ногу – подумаешь, ерунда какая, заживет! Но из-за этого сорвутся концерты. Ты – маленький винтик, но из-за тебя может встать огромная машина, осознание этого приходит далеко не сразу. Казалось бы мелочь – одна балетная девочка осветлила волосы, ей пришлось снова перекраситься в брюнетку, потому, что вид группы разбалансировался, светлое пятно притягивало взгляд к себе».

Наш собеседник не сказал, что смена имиджа одного из исполнителей может потащить за собой вереницу слухов – В группе замена! Обычно облик коллектива сохраняют, даже меняя исполнителей. Вспомните группу «Мираж» - какие бы солистки там ни работали, дуэт всегда состоял из «черненькой и беленькой». Да и в группе «Иванушки-int» невысокого Игоря Сорина заменили таким же маленьким и худеньким Олегом Яковлевым. Поэтому нет ничего удивительного в том, что смена имиджа приравнивается к «порче государственного имущества».

«О личной жизни мы тоже долгое время не рассказывали, говорили, что на это совсем нет времени, что мы открыты для любви и прочее. Не потому, что этой самой жизни не было – в большом творческом коллективе всегда есть место для симпатий. Бари Алибасов не раз повторял солистам: «Лучше вы будете голубыми, чем женатыми». Поклонница должна надеяться, что ее кумир может стать ее мужем, или хотя бы ее парнем. А для этого он должен быть свободным. Поэтому многие звезды скрывали свои семьи, да еще и возраст уменьшали, чтобы казаться доступнее для поклонниц. А потом у всех стали появляться совсем большие дети:). Кстати, «Спид-инфо» первый, кто раскрыл все секреты личной жизни солистов группы «На-на», опубликовали фотографии жен и детей».

Всему свое время. Надеемся, пройдут годы, и мы расскажем вам о таинственной личной жизни «фабрикантов», а пока читайте потом добытое и кровью завизированное интервью с девочками из группы «Фабрика».

По большому блату.


- О том, что отбор на шоу проходил нечестно писали много раз, якобы каждый из «полуфабрикатов» уже имел опыт работы в шоу-бизнесе, что некоторых порекомендовали влиятельные люди, а кое-кто вообще является близкими родственниками продюсеров проекта. Так откуда вы взялись и как оказались на «Фабрике звезд»?

- Ира Тонева: Я родилась в Подмосковном Краснознаменске, там и живу, в военном городке. Закончила музыкальную школу, активно занималась танцами, ходила в разные студии. После школы получила совсем немузыкальную специальность – химика-технолога и даже успела поработать на производстве. А потом поступила в студию при училище эстрадно-джазовых искусств по классу вокала… Работала, ходила по клубам – не для того, чтобы выпить котейльчик, а чтобы лишний раз потаращиться на танцоров, чему-то научиться. И упрямо ходила на кастинги. Однажды увидела в училище объявление о «ФЗ», подумала: «Все хватит, я уже достаточно взрослая, больше никуда не пойду…Но ведь, кому-то повезет, классно…», - и пошла, в последний раз.

- Сати Казанова: А я родом из города Нальчика, кабардино-балкарской республики, приехала в Москву три года назад с конкретной целью ее покорить, потому что с детства ни кем другим, кроме певицы я себя не мыслила, поступила в академию музыки им. Гнесина на эстрадно джазовый вокал, где и учусь – правда сейчас у меня академотпуск. Параллельно работала в развлекательном комплексе «Кристалл» артисткой-вокалисткой – так и было записано в трудовой книжке. Однажды мне позвонил знакомый мальчик и поинтересовался, не хочу ли я сходить на кастинг – его попросили музыкальные редакторы проекта подобрать хороших вокалистов, чтобы умели двигаться и симпатично выглядели. В результате из нашей команды «Кристалла» на первой Фабрике оказались я и Джем, а на второй Пьер Нарцисс и Марианна Белецкая.

- Это был твой первый творческий экзамен?

- Нет, раньше я пробовалась в мюзикл «Чикаго», меня не взяли, потому что слишком юно выгляжу, а накануне Фабрики я чуть не стала солисткой группы «Любовные истории» продюсера Белоцерковского. Я и на этот раз не особенно надеялась, но и не волновалась, решила: подойду, значит, возьмут.

- Саша Савельева: А я вообще в шоу-бизнесе с шести лет… Я училась в общеобразовательной школе с эстетическим уклоном в фольклорном классе и уже с семи лет выступала на крупнейших площадках Москвы: в Лужниках, Олимпийском, в зале Чайковского – для ребенка потрясающие впечатления. Потом еще и музыкальную школу закончила по классу флейты и фортепиано. Было бы странно, если бы я не мечтала об эстраде и целенаправленно не пыталась туда пробиться В музыкальном училище мы с девочками сколотили группу, сами писали песни, работали по клубам. Но без хорошего продюсера проект повис.

- Тогда в твоей жизни появился Юрий Шмильевич Айзеншпис, который и привел тебя на Фабрику?

- В моей жизни он не появлялся, появился слух и полетел-полетел...

- Да, о чем это мы, где это видано, чтобы в нашем шоу-бизнесе один продюсер подарил другому хорошую вокалистку.

- А слух появился потому что мой хороший друг, с которым мы вместе учились, певец Дима Билан пригласил меня на презентацию группы «Динамит» (справка: группу продюсирует Ю. Айзеншпис). Там я познакомилась с мальчиком из группы «Зефир» и по его протекции оказалась на студии Аркадия Укупника. С того момента я стала одной из солисток группы «Они» и бек-вокалисткой легендарной рок-команды «Аракс». На Фабрику я пришла в тайне от них, просто услышала рекламу по радио и решила заскочить на очередной «дурацкий кастинг». Я прошла все отборочные туры и…решила отказаться от затеи. А что мне оставалось делать? Я училась, работала в двух коллективах, а предстоящий проект казался мне очередной телевизионной авантюрой. Два часа меня уговаривали продюсеры, психологи, и сломалась я когда позвонил сам Матвиенко – я поняла, что все это на самом деле серьезно.

Секс не вырезали.


- Незадолго ДО на телевидении появилась масса «за стекольных» проектов, которые соревновались в количестве показанных обнаженных тел и половых актов. Ваша интимная жизнь не добралась до эфира, потерявшись где-то на монтаже…

- Ира: Какая интимная жизнь? Мы ведь знали, что нас снимают и пришли туда совсем с дугой целью, да и задачей программы было показать творческий процесс – это же Первый канал.

- Красивые девочки, симпатичные ребята, неужели даже симпатии не возникали?

- Сати: Симпатии, наверно были. Я за себя скажу – на кастинге я обращала внимание: «О, симпатичный мальчик!», - а потом, когда начались занятия было уже не до этого. Да это и так понятно, что никакого секса там быть не могло. А если бы было, зрители бы об этом узнали – нас, кстати, об этом предупредили. Надо было помнить о конкуренции, следить за собой: как бы чего не ляпнуть – у меня такой характер, что могу вспыхнуть из-за ерунды, к счастью было чем разрядиться.

- Два с половиной месяца в замкнутом пространстве, без известий из вне, в довольно большом разнохарактерном коллективе… Не хотелось пострелять всех из автомата?

- Ира: Хотелось. Когда в 8 утра вместо побудки вспыхивал яркий свет и врубалась бодрящая техно-музыка, а ты с трудом расклеиваешь глаза, потому что накануне до трех часов распевала песни с ребятами. Не высыпались конкретно. Но эти минусы компенсировались интересными занятиями.

- Саша: А я по жизни спокойный человек, ко всему относилась философски и понимала, что если конфликтовать начну я, то это вызовет цепную реакцию. Я почему то с самого начала чувствовала, что доберусь до финала, а значит, с этим коллективом мне придется работать ни один год.

- Сати: В такой ситуации надо быть или оптимистом, или пофигистом. Я далеко не пофигист, поэтому были и срывы, и слезы. Самый трудный момент был, когда меня номинировали на выбывание: решающий для меня концерт, я выхожу из гримерки и… вижу папу, которого не видела больше двух месяцев. Бросаюсь к нему, меня оттаскивают, я кусаю охранника… Вся в слезах выхожу на сцену и выигрываю.

- То есть общение с родными было запрещено?

- Саша: Одна минута в день по телефону. Мы не должны были знать, что происходит за пределами нашей студии. Даже о трагедии «Норд-оста» мы узнали совершенно случайно. Перед концертом ребятам дали плеер послушать кассету с песнями, а они настроили радио. Девочкам не хотели это сообщать, чтобы не расстраивать, но нам отменили традиционный пятничный концерт и мы всё узнали, жутко волновались.

Отряд не заметил потери.


- Поговаривали, что из-за стекла вы вышли совершенно невменяемые, подавленные, многим для социальной адаптации понадобилась помощь психологов. Да еще кое-кто из близких был недоволен вашим поведением.

- Сати: Меня родители всегда поддерживают, доверяют. Не хвалят, но и не критикуют, просто радуются за меня. Несмотря на то, что на моей родине женщины традиционно очень скромны, меня не осудили даже за эротические съемки для журнала, папа сказал: «Это твоя профессия»

- Ира: На самом деле, я потом посмотрела съемки «ФЗ» и даже удивилась – оказывается я вовсе не безобразно себя веду.

- Сати: Был очень трудный период адаптации, я не могла общаться с родными, мне хотелось спрятаться. Казалось, что все стали ко мне относиться по-другому, чего-то от меня хотят. Хорошо, что у нас было почти два месяца до гастрольного тура –потихонечку прописывали песни, репетировали, приходили в себя.

- Саша: Для меня «ФЗ» стала своеобразным ситом – отсеялись все завистники, те, которые раньше казались друзьями. И наоборот, люди, с которыми я общалась меньше, оказались душевными и искренними.

- Самое время поинтересоваться условиями вашего контракта, поговаривают, что вы попали в рабство пашете без сна и отдыха падаете в обмороки от напряжения и голода и получаете за это сущие гроши. Судя по тому, как вы шустро лавировали между машинами, перебегая в неположенном месте улицу перед нашей редакцией, на выпускниц Бухенвальда вы не похожи. Но, может, вас перед интервью глюкозой подкормили?

«Желтая газета» №27 2003г.:

«- На одном выступлении мы увидели девочек с «Фабрики» - говорит Карина из группы «Сливки» - Они выглядели очень удручающе: грустные, усталые, голодные. Оказалось, что их держат на строгой диете, чтобы они не поправлялись».


- Ира: У нас действительно очень напряженный график, с начала тура уже более 120 концертов дали, у нас примерно 35 концертов в месяц, случалось и по три концерта в день. Но это не ежедневно. Бывает, что и не высыпаемся: кто-то в автобусе спать не может, кто-то самолет плохо переносит, кому-то трудно адаптироваться по часовым поясам. Но такого, чтобы падать в обмороки…

- А почему же тебя не было в Набережных челнах? И откуда взялась информация, что Саша потеряла сознание в Барнауле прямо на репетиции?

«Желтая газета» №27 2003г.:

«Во время поездок по России периодически «выходят из строя» те или иные участники групп. Так, на гастролях в Ставрополе фанаты не увидели на сцене Сати Казанову в составе группы «Фабрика». Всем сообщили, что певица осталась в Москве, чтобы выступить на концерте с Игорем Николаевым. Но вместе с композитором она так нигде и не появилась. А как нам удалось выяснить, на самом деле Сати не могла поехать по состоянию здоровья – нервные перегрузки сделали свое дело.

…в Барнауле пришлось приводить в чувство потерявшую сознание во время репетиции Сашу Савельеву. Дальше - больше…

…фанаты Набережных челнов не увидели в своем городе Иру Тоневу – как сплетничают в шоу-тусовке, девушка загремела в 1-ю градскую больницу в отделение неврологии».


- Саша: А меня в Барнауле вообще не было, я уезжала в Москву записывать песни. Когда нас было четверо, мы иногда так поступали: трое на гастроли, четвертая в студию, потом меняемся – надо ведь обновлять репертуар. Теперь втроем это не проходит.

- Кстати, почему все-таки ушла Маша Алалыкина и на каких условиях ее отпустили?

- Ира: Есть три причины: Маня учится в инъязе, у нее дневное отделение и курс, который набирают раз в четыре года – даже академический отпуск взять нельзя и совмещать с гастролями тоже невозможно. Она единственная из нас, кто не искал карьеры певицы, поэтому выбрала учебу. Может, она права. Потом, Машина Любовь ее отговорил. И еще… Маня по жизни слушает совсем другую музыку, ей трудно исполнять попсу. Я тоже слушаю другую музыку, но я получаю удовлетворение оттого, что делаю.

- Саша: Конечно Маша переживала, все было нелегко. Слухи, что она заплатила неустойку – полная чушь. Сейчас она сдала сессию, наслаждается каникулами.

- Может отдыхать сколько захочется и есть, что пожелает. Мы тут, ожидая увидеть оголодавших девочек бутерброды приготовили, чтобы втихомолку вас подкормить.

- Сати: Спасибо, я покушать люблю, знаете, какими столами нас на гастролях встречают? Принимающая сторона не очень то беспокоится о наших фигурах. Иногда даже ограничивать себя приходится, уж очень лень потом в тренажерном зале излишки сгонять. Это Ира может пресс качать где угодно: в автобусе, в самолете, а я на такой подвиг только под присмотром инструктора способна.

Контракт, который никто не видел, но о котором все говорят.


- Еще, говорят у вас в контракте записано не беременеть, не ломать ноги, не портить внешность…

- Сати: Не пропускать записи в студии, репетиции и концерты…

- Этим ты нас не удивишь, мы тоже должны приезжать в редакцию и сдавать материалы, даже когда очень не хочется. Но вот если изменим цвет волос, допустим, на апельсиновый, нас за это не накажут, а вас…

- Саша: Мне и в голову не придет, к примеру, побриться на лысо, а уж тем более «испортить свою внешность», а за то, что я поменяю оттенок волос или вставлю еще одну серьгу меня из группы не выгонят.

- Ира: Если кто-то надумает родить ребенка, ей еще и декретный отпуск предоставят. По закону. Но нам пока не до этого. Если честно, на любовь не хватает времени, меня всю без остатка поглощает творчество, и отдача здесь ничуть не меньше – пока я счастлива.

- От чего еще, кроме личной жизни приходится отказываться ради карьеры?

- Сати: От каких-то привычек: вот сегодня надо ехать в студию, а так хотелось бы пойти в кино. Ничего, пойду завтра.

- Ира: А я редко вижу маму с папой, и собаку, очень скучаю по дому.

- По контракту вы работаете с Игорем Матвиенко семь лет, понятно, что все эти годы вам предстоит исполнять одну и ту же музыку – не наскучит?

- Ира: Будет и другая музыка – мы с девочками тоже пишем песни. Не хочется сейчас думать о далеком завтра. Я думаю, что и по окончании контракта не пропаду.

- Саша: Впереди столько работы, мы ведь еще всерьез не занимались ни имиджем, ни новыми песнями – скучать не придется.

- Сати: У нас есть продюсер, нам с ним спокойно - он думает о нашем репертуаре, гастролях и прочих сложных вещах, наше дело хорошо петь.

- Съемки в эротических журналах – это тоже по контракту или, чтобы денег заработать? (Примечание авторов: Спросили и сами поняли абсурдность такого предположения – даже смешно представить, что девочки раздеваются перед фотографом, чтобы заработать себе на порцию картошки с сосисками тайком от продюсерского центра, который цепко держит в своих руках всю коммерческую деятельность, в том числе и распространение плакатов, фотографий…)


«МК» 16.05.2003г:

«… после окончания проекта «Фабрика звезд» ни одна из девушек не брезгует сниматься в полуобнаженном виде для мужских изданий, получая за съемки приличный гонорар».


- Ира: А почему бы нет? Это интересно. А потом, вы видели эти съемки, разве они вульгарные?

Каннские приключения.


- Мы прочитали, что во время поездки в Канны вашу группу арестовали, приняв за девушек легкого поведения. Что же вы опозорились так?

«АиФ-Суперзвезды»(http://www.fz.boom.ru/massmedia.htm ):

«Вскоре выяснилось, что наших «звездочек» французы приняли за девушек легкого поведения и устроили им унизительную процедуру допроса».


- Сати: Да мы ничего «позорного» не делали! В последний день в Каннах мы вышли попрощаться с городом, купили домашнего вина, сели за столик на набережной, смотрели на воду, бросали камушки, фотографировались, пели, танцевали, дурачились. С нами был еще один журналист, так же пил, дурачился, а потом вышла статья про то, как мы напились и вульгарно себя вели – это обидно и нечестно. К счастью положительное впечатление от поездки гораздо сильнее, чем эта неприятная история. Мы болели за наших ребят, «Корней», плакали, кричали, и такая гордость за них разбирала, такими родными и любимыми они для нас стали! Вот это никогда не забудется, а все остальное – ерунда!

- И, наверное, последнее уточнение: если мы ничего не путаем, у вас совсем небольшой репертуар. Это что же ваш сольный концерт состоит из 3-х песен? Такие аферы удавались лишь самым ярким звездам, да и то на заре стадионных концертов.

- Ира: Нет, что вы! Мы ведь ездим всей «Фабрикой звезд-1»: наша группа «Фабрика», группа мальчиков «Корни», Юля Бужилова, Миша Гребенщиков, Джем, Коля Бурлак, Аня Куликова. Ведет концерт Мишка Гребенщиков, у нас почти двухчасовая программа, в которую входят и песни, и танцы. К тому же мы постоянно записываем новые песни. Уже записали столько, что в конце сентября у нас, группы «Фабрика», выходит собственный альбом! А чуть позже собственные альбомы появятся и у «Корней», и у Миши Гребенщикова, и у Юли Бужиловой. А вы говорите «три песни»…

С покинувшей группу «Фабрика» Машей Алалыкиной нам так и не удалось связаться, подошедшая к телефону Машина мама сказала, что ее дочь никаких интервью давать не должна. Понятно, информация о группе – собственность продюсерского центра: кто не пашет, тот и не кушает плоды пахоты - славу. В конце концов, это весьма скромная плата за досрочный разрыв контракта.

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
20 июля 2003 года.
 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста