Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Мария Шукшина: Жди меня светлым сердцем
 
На программу "Жди меня" актриса Мария Шукшина пришла, отвергнув несколько соблазнительных предложений других телекомпаний, и сразу полюбилась зрителям. Ее искреннее сопереживание чужой беде, ее способность найти слова утешения каждому не могут не вызвать симпатию. Сама же Мария благодарна передаче за то, что та открыла неоспоримую формулу "Чужой беды не бывает".

На меня все сыплется с неба.


- Вы актриса кино, как вы оказались на телевидении?

- У меня родился сын, два года я сидела дома и к исходу этого периода стала решать, что же мне дальше делать? В кино сплошные сложности - его почти не снимают, тогда я задумалась о телевидении. Ну а поскольку у нас в семье принято, что все блага и неприятности сами сыплются на нашу голову, то приглашение работать на телевидение обрушилось на меня, словно с неба, причем, сразу с четырех каналов. Это было прошлым летом. Я уже прошла пробы для ток-шоу "Двое", нас с Сидихиным утвердили. А тут новый соблазн - ОРТ, да к тому же тема передачи более близкая к народу, да еще меня приглашали без проб, такое доверие меня подкупило. В муках я сделала выбор.

- Ведущая телепередачи - новая и незнакомая для вас роль. Как прошли первые съемки?

- Я была в шоке, я даже не думала, что будет так страшно и ужасно! В кино все построено на дублях, если что-то не получилось, можно остановиться, сосредоточиться и сыграть заново, а тут: Идет съемка, я задаю вопрос и слышу ответ, которого не жду, который не запланирован по сценарию. Я по привычке поворачиваюсь к режиссерскому пульту и говорю: "Так, стоп, давайте еще раз!". А в ответ слышу: "Какой, стоп, Маша? Продолжаем!". У меня руки - ноги дрожат, в ушах звон, я словно на экзамене ничего не соображаю. Как прошли съемки не помню, но судя по реакции режиссера, главного редактора, Игоря Владимировича из этой ситуации я вышла достойно, все остались крайне довольными. После съемок мы сидели в буфете, пили за меня, я усиленно отпаивалась коньяком - в общем своеобразное крещение на телевидение я прошла. Ну а потом все пошло по накатанной, появился опыт, профессионализм, перестали дрожать руки:

- В какой-то момент вы вели программу в паре с Сергеем Никоненко. Это что, какой-то эксперимент?

- Буквально накануне съемок Игорь Владимирович попал в больницу. Отменять съемки было поздно, пришлось срочно искать замену. Незадолго до этого к нам обратился Сергей Петрович Никоненко с просьбой помочь разыскать его дедушку, который очень давно эмигрировал в Америку. Дедушка скорее всего уже умер, а вот родственники должны где-то быть. Выезжал он в Америку через Шанхай, оттуда нам предоставили архивы регистрации всех эмигрантов. Сергей Петрович нашел отметку о своем дедушке, но дальнейший поиск еще ведется. Этот случай и сыграл свою роль. Никоненко понравился нашему главному редактору, и он его пригласил провести программу. Вы представляете, этот профессионал, настоящий ас, вышел из студии совершенно бледный и перепуганный. Все-таки работа на телевидении сильно отличается от кино. Те съемки держались практически на мне, но все остались довольны, особенно я. Честно говоря, мне понравилось держать бОльшую нагрузку, как-то импровизировать. С приобретением опыта хочется его развивать - это интересно.

- Кроме Никоненко, еще известные люди к вам обращались?

- Михаил Глузский у нас отснялся, Алла Сурикова, Валентин Гнеушев, Лариса Малеванная. Наше движение захватывает всех, даже тех, кто и не помышлял кого-то икать. Писем идет такое количество, что работы на тысячу лет хватит. Одиночество - это глобальная проблема. А с другой стороны, эмоциональная отдача от работы невероятная. Меня часто на улице останавливают и благодарят.

Смех сквозь слезы.


- Несмотря на то, что люди приходят к вам со своей болью, на программе случаются неожиданные каверзные ситуации?

- Одна женщина искала молодого человека. Они познакомились в автобусе, пока доехали до конечной остановки - решили пожениться. Вышли из автобуса - уже был вечер, вдруг подкатывает на такси ее бывший муж. Жизнь полна случайностей, я во все это верю. Молодой человек испугался и убежал и только сказал: "Я тебя обязательно найду". Время шло, женщину никто не искал, и она пришла к нам на передачу. Парня отыскали в Ульяновске. Мы сняли целую передачу, как его искали с милицией, и показали эту съемку в студии. Потом была встреча с поцелуями. В общем, хеппи энд. Через месяц выясняется, что эта парочка в розыске: они ограбили квартиру, усыпив хозяйку клафилином.

- Бывает такое, что человек, который стоит за кулисами и ждет "радостной встречи" попросту сбегает?

- Две девушки познакомились в поезде с ребятами, разговаривали всю дорогу, пели песни под гитару, а в пункте назначения расстались. И так эти парни запали в душу девчатам, что те пришли к нам. Парней мы нашли, пригласили в студию. Я их спрашиваю: "Как вы думаете, кто вас может разыскивать?". "Лена. Маша, Света:". "Вспомните, вы ехали в поезде, пели песни". Парни опять начинают перечислять список женских имен. В конце концов, я спрашиваю: "Ну а Любу с Оксаной вы помните? Девушки, идите сюда". Никто не выходит, а режиссер мне сообщает, что они ушли. "Вот, - говорю, - до чего ваша легкомысленность довела!".

- Что самое сложное в ваших поисках?

- Сложно найти человека, если нет его фотографии. Когда на всю страну покажешь фото, сразу идет очень много откликов. Почти невозможно найти ребенка, если он усыновлен - существует тайна усыновления. За историю нашей программы всего один случай, когда в результате годичного обхаживания директора детского дома, он сдался и открыл нам эту тайну. Иногда этого делать на самом деле нельзя, люди не всегда хотят находиться.

- Такое случалось?

- Девочка искала старшего братика, которого отец увез еще в младенчестве. У мальчика приемная мать, он ее считает родной. Родители категорически не согласны открывать сыну правду. Мы устроили опрос зала, большинство решило, что нарушать покой семьи нельзя.

Я плачу, когда теряются дети.


- Когда смотришь программу по телевизору, сменишь ни один носовой платок. Как вам удается держать себя в руках?

- Я стараюсь не плакать, но когда дело касается маленьких детей, держаться не могу. Я ревела, когда к нам приходила бабушка, которая ищет четырехлетнего внука после взрыва на Гурьянова. Погибла дочь и зять, их останки нашли и опознали, а мальчик как будто канул. Бабушка все морги обошла, до сих пор никаких следов. Всякое бывает, люди теряют зрение, слух, память:поэтому бабушка не оставляет надежды. На одной передаче я просто разревелась и ушла - нервы не выдержали. История такая: муж с женой расстались. Что уж там произошло, но муж схватил девятимесячного сына и скрылся. Женщина почти полтора года ищет ребенка, написала нам письмо, но ее письмо еще дожидалось своей очереди. История всплыла, когда у нас появился сам папаша с просьбой отыскать сына. Оказалось, что он ехал с ребенком в поезде, ему стало плохо, "скорая" увезла его в больницу, а ребенка он отдал попутчице-собутыльнице. Из больницы вышел - ни тетки, ни ребенка. По цепочке разыскали эту гражданку, выяснили, что ребенка она подкинула на вокзале, и что в настоящий момент мальчик находится в детском доме. Мы пригласили женщину-мать в студию, позвали экспертов: так как документов на ребенка нет, мать должна его опознать по фотографии. Это ужас, я сама мать и знаю, как дети меняются в этом возрасте! Разложили фото. Проходит десять минут, женщина молча смотрит на фото. "Все, - думаю, - не узнает, не он". И вдруг, она безошибочно поднимает фотографию своего сына. Вывели малыша, он не плакал, устроился на ручках у мамы, прижался к ней. Малыш так похож на моего сына!.. Я в слезы, со мной просто истерика случилась, и я ушла. Игорь Владимирович потом меня успокаивал:

- У вас были в жизни ситуации, когда бы вы обратились за помощью в передачу?

- У меня ребенка-то украли. Это было год назад. Программы еще не было, поэтому я не знала, что мне делать. Сейчас знаю. Не хочу об этом вспоминать. Это были мои разборки с мужем и он решил таким образом что-то мне доказать. Потом, когда я сына нашла, когда уже знала, что его прячут у моей свекрови, они мне его не хотели отдавать. Пришлось обратиться к правоохранительным органам. Весь этот кошмар длился две недели. Вообще, до работы на программе я и не думала, что вокруг столько горя, чужая боль меня как-то не касалась. Сейчас я сама замечаю, что стала более душевным, отзывчивым человеком, я не могу проехать мимо тех, кто просит милостыню, я чувствую чужие страдания, потому что в этом задействован огромный нравственный труд. Тема передачи благодатная и благодарная. И работать на ней - одно удовольствие.

Хоть в розыск подавай.


- У вас, наверное, сильно выросла гвардия поклонников?

- Подходят после съемок, приглашают кофейку попить. Но я девушка с принципами, в общественных местах не знакомлюсь. Один телефонный маньяк с февраля каждый день звонит в одно и тоже время, просто звонит и вешает трубку. Мы уже телефон его пробили, знаем где стоит телефонная будка, из которой он звонит. Если мне понадобится, этого человека сразу найдут, у нас же на программе свое детективное агентство!

- Вы сейчас снимаетесь в кино?

- Я снялась в комедийном сериале "Идеальная пара" у Аллы Суриковой. Там у меня небольшая роль, но очень смешная. Я играю журналистку, которая берет интервью у Джигорханяна. Из меня сделали такое, что и не узнать: черный паричек бобриком, очки, и к тому же я не выговариваю букву "р". Сейчас готовлюсь к съемкам в двенадцатисерийном фильме, но на этот раз в главной роли. Если финансовый вопрос не подведет, в ноябре приступим к съемкам.

- Что вас больше привлекает, кино или телевидение?

- Творчества больше в кино, каждый раз новая роль, другой образ. В телевидении роль одна - телеведущая, но сюжет каждый раз непредсказуемый, так что это тоже творчество, в котором актерские навыки помогают. К тому же, у телевидения лучше перспективы. Мне кажется, что жанр ток-шоу ближе всего к кино, здесь ты постоянно общаешься с людьми, говоришь с ними о жизни, о радостях, бедах, в чем-то импровизируешь.

- Что бы вы пожелали своей программе?

- Хотелось бы, чтобы программа шла не сорок минут, а хотя бы час, тогда бы у меня появилось больше возможностей проявить себя на экране, а то, иногда, для эмоций, шуток, каких-то творческих находок просто не хватает эфирного времени.

О нелегких судьбах беседовали
Екатерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА


 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста