Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Нона Гришаева научилась ценить свободу
 
Яркий и смешной ситком телеканала СТС «Люба, дети и завод» сделал актрису Нону Гришаеву очень популярной. Правда сама она считает, что известность к ней пришла гораздо раньше.

Фото в журнале – вот мои документы


- Да, меня и раньше узнавали. У меня ведь были яркие интересные роли – я снималась в «Графине де Монсоро», играла служанку Гертруду, у меня была большая роль – девушка врага главного героя - в боевике Джеки Чана «Первый удар», я много играю в театре, еще вместе с Машей Ароновой была соведущей Игоря Угольникова в программе «Оба-на»

-- Но сейчас по СТС идет сериал «Люба, дети и завод» и вас каждый день показывают по телевизору. Узнаваемость, наверное, стала повсеместной? Это радует или, наоборот, доставляет неудобства?

- Иногда это бывает смешно, вот например: когда не заводится машина и мне приходится спускаться в метро - там, в подземке начинают происходить очень забавные вещи. Недавно я была в Брюсселе, и там отдыхала от своей популярности, здесь иначе – порой бывает неприятно, когда, к примеру, через весь вагон кто-то начинает мне махать рукой и кричать. Обычно я начинаю отнекиваться, мол, что вы, я совсем другой человек, просто очень похожа, мол, меня все-время путают с этой актрисой. Не стану же я всем подряд объяснять, что у меня машина заглохла, или что я куда-то опаздываю, а в городе страшные пробки. На это человек говорит: «Я знаю, что это вы», - приходится умолять, что бы он говорил потише, не размахивал бумажкой с моим автографом. Но ведь знаете, люди не всегда хорошо воспитаны, иногда мои просьбы совершенно бесполезны, и через пять минут весь вагон начинает на меня оборачиваться.

-- Когда вы передвигаетесь на машине, вы лихой ездок?

- Ой, нет, я трусиха и стараюсь ездить аккуратно. Меня, к счастью ни разу не штрафовали. У меня есть одна смешная автомобильная история: в одном еженедельном журнале вышло мое интервью, в нем несколько фотографий – одну из них фотограф сделал на фоне машины. И вот когда у меня украли документы, я долгое время возила с собой этот журнал, чтобы, когда меня останавливают, предъявлять журнал в качестве доказательства, что это моя машина. Меня всегда отпускали.

-- Вот видите, плюсы-то все-таки есть.

- Да, бывают… вот покупала пальто в магазине – меня узнали и сделали очень большую скидку. Наверное, я им нравлюсь, как актриса.

-- Как известно: ничто не вечно. Когда-нибудь сериал закончится. Вы уже знаете, чем займете освободившееся время?

- Да у меня уже есть немало планов. Конечно, немного грустно думать об этом дне, потому что у нас замечательная дружная команда, мы прекрасно сработались, и расставаться будет жалко. Но некоторая усталость уже накопилась.

-- В первую неделю съемок сериала мы беседовали с Татьяной Догилевой. Она тоже говорила об усталости, о том, что очень трудно работать в непрерывном ритме, и с нетерпением ждала 20-й серии – якобы в этот момент открывается второе дыхание. «Люба, дети и завод» идет уже больше полугода, удалось привыкнуть к темпу работы?

- Да, совершенно верно и проверено нами и коллегами по другим сериалам, что после 20-й серии работать становится легче, привыкаешь – даже время остается.

-- Когда вам предложили роль подружки главной героини, энергичной и остроумной Насти Пряхиной – сразу огласились?

- Нет. Это очень сложно: скорректировать свою жизнь и работу под такой проект. В свое время я отказалась от главной роли в «Моей прекрасной няне», потому что не могла совместить съемки с театром. Здесь меня тоже уговаривали… и убедили.

-- Не жалеете, что поддались на уговоры?

- Нет, нисколько. Моя дочка была очень рада, что теперь меня в фильме зовут, как ее – Настя. К тому же, я благодарна судьбе, что здесь мне удалось поработать с замечательной актрисой Татьяной Догилевой. Да еще и пообщаться просто по-человечески. Сколько раз она поддерживала меня, давала бесценные советы!

Я из Одессы, здрасьте!


--Помимо этого сериала, вы еще где-то заняты?

Только в спектаклях – я играю в театре Вахтангова и труппе комического театра «Квартет», у меня около пятнадцати спектаклей в месяц. Все это удается совмещать благодаря людям, которые выстаивают мой график занятости. Уже пришло то время, когда актера в театре спрашивают: «А когда у тебя есть время?»

-- А отдыхать когда-нибудь удается?

- К сожалению, редко. Допустим, у съемочной группы были новогодние каникулы, а я в это время играла по два спектакля в день в театре Вахтангова. Потом отдыхали актеры театра, потому что в Вахтанговском выступал Слава Полунин, а у меня снова начались съемки.

-- Ну хотя бы маленькие праздники вы себе устраиваете?

- Конечно, стараюсь устраивать - что бы не сойти с сума, все время что-нибудь придумываю. Недавно мне повезло: Маргарита Александровна Эскина - наша мама, как мы ее называем в доме Актера, свозила наш «Русский дом», группу артистов в Брюссель на четыре дня. Мы ездили выступать с большими концертами перед русской публикой. Это была для меня разрядка, перемена обстановки, я немножко вздохнула с облегчением, отвлеклась.

--У вас маленькая дочь, она переживает из-за того, что редко видит маму?

- Она уже не такая уж и маленькая, ей девять с половиной лет. Конечно, она скучает и поэтому безумно ценит те дни когда я дома и радуется каждому моему выходному. Вот вчера пришла из школы, а я дома – для нее было настоящее счастье. У меня не было ни съемок, ни спектаклей, не завелась машина и я решила сделать дочке подарок, провела весь день ней. А иногда мы просто едем вместе в большой магазин, и я накупаю Насте много-много разных вещей – я люблю, когда дочка красиво одета.

-- Настя учится в обычной школе?

- Нет, в специализированной, в английской. Моя мама преподает в этой школе английский язык. Так что дочка под присмотром: когда она в школе, я знаю, что с ней всё будет в порядке. Моя мама, Маргарита Евгеньевна – одна из лучших учительниц города Одесса, и ее мама, моя бабушка тоже была педагогом, а мой дед - профессором международного права Одесского университета.

-- Вывод напросился сам – вы из Одессы?

- Да, я родилась в Одессе. Пока я была маленькая, отец ходил на сухогрузе в загран-плаванья, поэтому разные заграничные деликатесы вроде жвачек и леденцов в красивых фантиках попробовала очень рано. В детстве я занималась в балетной школе и в музыкальном училище на вокальном отделении. Но так как в семье все педагоги, я бы, скорее всего, тоже стала бы учительницей, если бы во мне не взыграли гены очень далеких предков: прабабка и прадед выступали на сцене знаменитого театра «Ла Скала». Сначала мама ни за что не хотела отпускать меня из дома, она страшно переживала, как же ее девочка одна уедет учиться в Москву или Ленинград. Она даже придумала себе болезнь сердца только чтобы я не уезжала.

-- Как же вам удалось ее убедить?

- Наша музыкальная школа шефствовала над госпиталем ветеранов Великой Отечественной войны. Однажды мы давали ветеранам концерт: я читала стихи, танцевала, пела… Мне потом долго аплодировали, не хотели отпускать, и все норовили потрогать, потому что в госпитале лежало много людей, потерявших зрение. Меня нахваливали, говорили маме: «Какая у вас замечательная дочка». А позже подошел режиссер из Новосибирска и посоветовал моей маме отправить меня учиться в Москву – она сдалась.

-- Слышали, что на последнем курсе Щукинского училища, вы вышли замуж за актера Антона Дерова. Что у вас был красивый и безумный роман, а потом такая же яркая и шумная свадьба в стенах родного училища. Но брак, подаривший вам красавицу-дочку распался. Почему?

- Еще Мэрил Стрип сказала: «Мужчина-актер - это меньше, чем мужчина, а женщина-актриса - это больше, чем женщина...». Наверное, я слишком энергичная, поэтому в семейной жизни стала своеобразным локомотивом. А хотелось и слабой женщиной побыть. Опыт показал, что мне больше нравятся мужчины не актеры.

-- Как раз ваш второй муж был далек от Мельпомены – бизнесмен. О том, как шикарно он за вами ухаживал, тоже писали: и о романтической поездке в Венецию, где он осыпал вас розами, и о восьми телевизорах, которые были у вас в доме.

- И по которым он смотрел только новости. За три года мне так и не удалось уговорить его посмотреть хоть один художественный фильм. Очень трудно сосуществовать вместе, когда абсолютно нет общих интересов. Ну, ничего, пока шишки не набьешь, ничему не научишься. Зато теперь я умею ценить свободу, наслаждаться работой, общением с мамой, с дочкой.

Мечта - попить чешской водички на троих


-- Какие увлечения у вашей дочери, она уже интересуется профессией мамы?

- Настя занимается балетом, поет и танцует. А я шью ей костюмы, которые она с удовольствием примеряет. Она с детства видит театральную жизнь, и уже успела сняться в кино: я играла вторую жену Утесова в картине про него, а Настя – сестру артиста в детстве. Но я вижу, дочку не сильно привлекает актерская профессия и искренне этому рада. Насте больше нравится рисовать, делать аппликации, лепить, делать костюмы куклам. Думаю, что она станет дизайнером.

-- Но вернемся к вам. Молодой, эффектной и популярной женщине наверняка же оказывают знаки внимания мужчины. Можете поделиться: какой самый запоминающийся поступок совершил ради вас поклонник?

- Это так лично… Скажу так: исполнял мои мечты. Например, однажды я выезжала из дома, и вся дорога передо мной была усыпана лепестками роз.

-- А вы способны на что-то безумное ради любимого человека?

- Да, по молодости я была очень романтичной девушкой и могла что-нибудь этакое отчебучить! Но что именно не скажу.

-- Это интервью мы берем на съемочной площадке сериала «Люба, дети и завод», сейчас вы играли эпизод, в котором шла речь о плохих приметах. А у вас есть такие приметы?

- К сожалению, мы, артисты, вообще суеверные люди. Я, например, когда что-то забываю, стараюсь никогда не возвращаться. А если это невозможно, и мне все же пришлось вернуться, то обязательно посмотрю в зеркало и сострою «рожицу», или язык покажу. Я верю в черных кошек… вы сами знаете все эти приметы.

-- А какие-то специализированные актерские приметы у вас есть?

- Нет, профессиональных примет никаких нет.

-- У вашего сериала большой рейтинг, а вам самой удается его посмотреть?

- К сожалению, не всегда, раньше он шел в другое время, я его смотрела в антракте спектакля, а теперь, увы.

-- Многие артисты говорят, что вообще не смотрят свои работы, мол, снялся и забыл.

- Ну что вы! Мне очень необычно это слышать. Как же быть с «работой над ошибками»? Обязательно надо смотреть. Я, во-первых, вижу свои работы на озвучении, потом на премьере, ну и потом, если удается, смотрю – в кинотеатре, или по телевизору. Я же должна видеть, что я сделала не так.

-- Давайте помечтаем: если бы у вас появился месяц свободного времени, как бы вы его провели?

-Я бы взяла путевку в Карловы Вары на троих, и уехала бы туда с мамой и дочерью. Это даже не мечта, а планы: именно так я и собираюсь сделать, как только появится этот свободный месяц.

-- Вас часто можно видеть в концертах актерской песни. Многие ваши поющие коллеги уже выпустили сольные альбомы. А вы не собираетесь записать свой диск?

- Да, я работаю над этим, уже записала четыре композиции – все они в разных стилях. Но для диска нужно девять – десять песен. И как всегда все упирается в финансовый вопрос.

-- Есть ли что-то о чем вы хотели бы рассказать, а мы не спросили?

- Да, я бы хотела поделиться творческой мечтой. Но она относится к театру. Поскольку я актриса поющая, я бы очень хотела сыграть в мюзикле «Кабаре».


Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева
февраль 2006
 
памяти Никиты Михайловского Памяти Игоря Красавина Записки журналиста